Как криптография переопределяет понятие частной собственности (часть 1)

1_ToK-B524CA-3XG7hW558gA

Криптография – это искусство защиты и раскрытия секретов. В Биткойне используется специальная криптосистема с открытым ключом, которая позволяет хранить и передавать стоимость. Именно благодаря этому механизму Алиса может хранить свои биткойны в безопасности или отправлять их Бобу. Система также позволяет выплачивать вознаграждения майнерам. Отсюда и происходит термин «криптовалюта». В этой статье мы рассмотрим ключевую роль криптосистемы с открытым ключом в создании цифровой «твердой» валюты, а также ее влияние на общество в целом.

Для того чтобы полностью понять значимость криптосистемы с открытым ключом, сначала следует разобраться, как наше общество организовано в рамках концепции собственности.

Что такое собственность?

«Собственность всегда была и всегда будет. Вопрос заключается только в том, кому она принадлежит. И самая справедливая из когда-либо созданных систем – та, в которой все являются собственниками», – Э. Н. Уилсон.

Собственность имеет множество определений. Это понятие часто меняется, адаптируясь под текущие представления и условия жизни общества. Например, в более ранние времена споры о праве собственности практически всегда сводились к земле. Поэтому именно земля была источником постоянных конфликтов, борьбы за власть, и, естественно, она занимала умы древних мыслителей. Позднее, по мере развития общества, понятие собственности расширилось настолько, что стало включать в себя и нематериальные ценности, такие как патенты и авторские права. Затем оно расширилось еще больше и стало охватывать уже все вещи, которые считались необходимыми для жизни и свободы.

Формально собственность – это правовое понятие, которое определяет местная верховная власть. Она же обеспечивает соблюдение соответствующих прав. Конкретная реализация сильно варьируется и зависит от политической системы (монархия, коммунизм, демократия и т. д.).

Дискуссии о собственности велись еще в Древней Греции. Платон и Аристотель, два отца западной философии, заложили основы для горячих и порой крайне ожесточенных споров, которые продолжались на протяжении последующих 2500 лет.

Платон, вдохновленный, вероятно, спартанцами, выступал против частной собственности в любых проявлениях, включая жен и детей. Он отвергал понятия «его» и «не его», «мой» и «не мой». По его словам, частная собственность развращает душу человека: она порождает жадность, ревность и насилие. Идеальное общество, по мнению Платона, полностью лишено частной собственности. Это учение позднее послужило основой для создания полноценной системы, над которой работал в первую очередь Карл Маркс, отец коммунизма.

Аристотель, лучший ученик Платона, придерживался иного мнения. Он считал, что общая собственность не устранит пороки и насилие, и люди, которые делятся всем, сражаются больше, чем те, кто владеет чем-то лично. Аристотель также полагал, что частная собственность крайне важна для прогресса, потому что люди будут усердно трудиться только ради того, что им принадлежит. И только при соблюдении прав частной собственности люди могут полноценно развиваться и позволить себе проявлять добродетель. Как выразился красноречивый историк Ричард Пайпс: «Чтобы существовать, люди должны чем-либо владеть».

1_VAJUWiuxvM6oBR3jM0iaDg1

Платон (427–347 гг. до н. э.) и Аристотель (384–322 гг. до н. э.)

Основной аргумент Платона против частной собственности основывался на морали. Аристотель парировал доводы Платона, также ссылаясь на мораль. Но некоторые из аргументов Аристотеля выходили за рамки морали и затрагивали экономическую реальность. (Любопытно, что Аристотель, как и его учитель, выступал против торговли и погони за прибылью, поэтому он не беспокоился о создании прочной основы для экономической системы).

Со времен Платона и Аристотеля дискуссии о собственности изменились и теперь, как правило, они охватывают четыре аспекта: мораль, политику, психологию и экономику. Среди них психологические и экономические аргументы в пользу частной собственности, вероятно, имеют наибольший вес, так как рассматривают мир таким, какой он есть, а не каким должен быть.

Один из основополагающих вопросов, касающихся собственности, звучит следующим образом: «Что важнее: право собственности или верховная власть?».

Некоторые влиятельные мыслители, такие как Харрингтон и Локк, ставили право собственности выше государства. Они полагали, что люди интуитивно понимают, что такое собственность даже без существования государства.

Для них основная функция государства заключается в защите прав собственности. Суверенное государство следует оценивать по тому, как оно справляется с этой обязанностью. Локк пошел дальше и заявил, что люди имеют право восстать против государства, если оно не выполняет свои обязанности по защите прав собственности. Адам Смит, отец капитализма и современной экономики, придерживался похожего мнения. Он признавал, что собственность и государство зависят друг от друга, и утверждал, что «гражданское правительство не может существовать без собственности, так как его основная функция заключается в защите права собственности». (Но Смит был несогласен с Локком в том, что права собственности являются «естественными»: он относил их к «приобретаемым» правам).

Другие мыслители, в первую очередь Гоббс, напротив, полагали, что собственность – это порождение государства. Гоббс рассматривал собственность просто как продукт власти и принятия этой власти.

Со временем – особенно во второй половине XX века, – появлялось все больше свидетельств, подтверждающих точку зрения Харрингтона и Локка. В XX веке был проведен масштабный социальный эксперимент по уничтожению частной собственности через распространение коммунизма. Он привел к холодной войне и многочисленным опосредованным конфликтам по всему миру, достиг кульминации в виде Карибского кризиса 1962 года и резко окончился в 1991 году, когда развалился Советский Союз. После этого краха оставшиеся коммунистические государства разделились на два лагеря. Некоторые перешли к капитализму по примеру многих стран Центральной и Восточной Европы. Другие сохранили коммунизм только в формальном виде, как это сделали Китай и Вьетнам. В этих странах установлен «социалистический» строй, но экономика во многом функционирует так же, как в капиталистических государствах. Почти все выжившие коммунистические государства приняли идеологию свободного рынка и были вынуждены уважать права собственности (в определенной степени), чтобы продолжить свое существование.

Таким образом, XX век показал нам, что государства, которые не сумели выполнить свою основную роль, либо исчезли, либо признали значимость частной собственности. Это доказывает, что государство служит средством для удовлетворения потребностей, касающихся собственности, и является производным от них, а не наоборот. Собственность, по большому счету, превыше государства.

Несмотря на это, в краткосрочной и среднесрочной перспективе людям приходится зависеть от государства, которое защищает их права собственности. И они оказываются в затруднительном положении, если оно этого не делает. В дальнейшем мы рассмотрим, как криптография может разорвать этот цикл зависимости. Но сначала узнаем, как появилась современная криптография.

Криптосистема с открытым ключом

В прошлом развитие криптографии было обусловлено войнами и противостоянием государств.

До Второй мировой войны классическая криптография представляла собой что-то непонятное без намека на математическую строгость. Если какая-то математика и использовалась, то скорее случайно. Все изменилось после нескольких событий:

  • В связи с изобретением телеграфа, резко увеличился объем данных, которые необходимо было защищать.
  • После изобретения радио потребовалось шифровать каналы связи вместо использования методов скрытой передачи информации.
  • Изобретение компьютера дало возможность использовать невероятную вычислительную мощность для криптоанализа, и взламывать коды стало намного проще.

Истинная значимость этих событий проявилась во время Второй мировой войны, когда союзники героически взломали современное немецкое криптографическое устройство «Энигма». Особую роль в этом сыграл Алан Тьюринг. Взлом «Энигмы» завершил эру классических шифров (шифр – это особый метод шифрования и дешифрования). Теперь криптографам нужно было искать более надежные шифры, основанные на более прочной математической основе.

1_BmRM383wPnY9BBrPX-COBA2

Конец эпохи: машина «Энигма», изображение LukaszKatlewa, CC 3.0

К счастью, нетрудно было догадаться, в каком направлении нужно двигаться. Одна из основных проблем классических шифров заключалась в распространении секретных ключей. Это общая проблема всех симметричных шифров (шифры, которые используют один и тот же ключ для шифрования и дешифрования). Так как повторно использовать секретные ключи не рекомендуется, количество распространяемых ключей было пропорционально объему данных, которые необходимо защитить. А как упоминалось ранее, объем данных рос с невероятной скоростью. В результате криптографы в то время пытались найти способы дешевого и безопасного распространения ключей в требуемых масштабах. Мысль об асимметричных шифрах возникла, когда несколько криптографов взглянули на проблему с другой стороны и задумались: а нужно ли вообще распространять секретные ключи?

Это направление в итоге сузилось до исследования односторонних функций. И через некоторое время было найдено новое решение, которое не требует распространения секретных ключей. В 1976 году Диффи, Хеллман и Меркл разработали криптосистему с открытым ключом, первый асимметричный шифр. Год спустя Ривест, Шамир и Адлеман опубликовали первую реализацию, известную сегодня как алгоритм RSA. Несколькими годами ранее в Великобритании Эллис и Кокс также разработали криптосистему с открытым ключом, но они ее не реализовали. Их исследования были засекречены в течение 27 лет.

Таким образом появилась криптосистема с открытым ключом, которая сегодня считается величайшим достижением в области криптографии. Еще несколько десятилетий понадобилось для массового распространения этой технологии. Во многом это удалось благодаря усилиям шифропанков. Они предвидели, что монополия государства на эту новую технологию создаст огромный дисбаланс сил и станет потенциальной угрозой свободе личности. Поэтому шифропанки пошли на существенный риск, чтобы сделать эту криптосистему доступной обычным пользователям. Это открывало для людей массу новых возможностей. Впервые в истории простые граждане получили доступ к надежной системе шифрования, которую используют даже военные.

Но только после изобретения Биткойна удалось полностью реализовать потенциал криптосистемы с открытым ключом. Ее применение для создания цифровых «твердых» валют может в очередной раз переопределить понятие частной собственности.

 

Продолжение следует…

Источник



Рубрики:Новичкам, Теория

1 reply

Trackbacks

  1. Как криптография переопределяет понятие частной собственности (часть 2) — EthereumClassic - Stuff Aggregator

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s