Интервью: Дональд Макинтайр (ETC Dev) о дорожной карте Ethereum Classic, сайдчейнах Orbita и Виталике Бутерине

crypto-insider-etc-donald-mcintyre-interview-ethereum-classic

Предлагаем вашему вниманию расшифровку второй части интервью Дональда Макинтайра из ETC Dev Team.

В своем интервью Дональд Макинтайр довольно откровенно говорил о своих взглядах на принцип неизменности записей в блокчейне. В первой части интервью он рассказал, что в команде оригинального Ethereum он всегда был за цензуроустойчивый, неизменяемый и действительно децентрализованный блокчейн. В комьюнити ETC он перешёл уже со сформировавшимися под влиянием Биткойна ценностями и взглядами, которые он хотел применять уже по отношению к Тьюринг-полному блокчейну.

Во второй части интервью он поделился с нами важными деталями о дорожной карте Ethereum Classic, рассказал о тех людях в криптоиндустрии, которые оказали на него наибольшее влияние, и раскритиковал направление, в котором стал развиваться ETH во главе с Виталиком Бутериным и Владом Замфиром.


Раз мы заговорили о решении проблемы масштабируемости, что вы можете сказать о дорожной карте ETC? Чего нам следует ожидать от команды разработчиков и как вы собираетесь масштабировать сеть, чтобы конкурировать с другими проектами, такими как TRON, NEO, NEM, Tezos, EOS и т.д.?

Что касается дорожной карты, я могу отметить четыре основных момента. ETC DEV делает две вещи. Первая – поддерживает работу протокола. Я сейчас имею в виду проект под названием Classic Geth. Это совместный проект, и наша команда является одним из его участников. Мы основные участники, но есть и другие, такие как IOHK и другие независимые разработчики. Мы регулярно обновляем протокол, интегрируем в него новый программный код и функции, касающиеся работы со смарт-контрактами, и делаем так, чтобы сторонние разработчики могли прийти и легко начать использовать в своей работе Ethereum Classic. Кроме того, у нас есть три собственных проекта. Это тоже открытые проекты, но полностью разработанные нашей командой. Первый из них, как я уже упоминал, это Emerald. Emerald представляет собой набор инструментов для разработки децентрализованных приложений на основе блокчейна Ethereum Classic.

Платформа уже запущена, и мы занимаемся её продвижением. В начале декабря в Ванкувере я провожу семинар. Мы уже говорили об этом на форуме в Сан-Франциско, и всё должно пройти хорошо. Разработчики приложений очень довольны, особенно те, кто никогда не строили Dapp, поскольку теперь они располагают необходимым инструментарием и лучшими практиками, при помощи которых это очень легко начать делать. Во-вторых, это SputnikVM, о котором я также упоминал и который является инфраструктурным компонентом протокола и делает его гораздо более эффективным.

И, наконец, третий проект, имеющий отношение к масштабируемости блокчейна, называется Orbita. Это наши сайдчейн-продукты, представляющие собой сети, которые функционируют таким же образом, как и основная сеть, но ею не являются. Это отдельные блокчейны, которые взаимодействуют с основной сетью только для выполнения определённых функций. Эти сайдчейны позволят решить проблему масштабируемости по двум причинам. Во-первых, потому что они могут обладать лучшей производительностью, в них может использоваться Proof-of-Stake (доказательство владения долей), Proof-of-Authority (доказательство полномочий), Proof-of-Work (доказательство выполнения работы) или любой другой механизм консенсуса, наилучшим образом отвечающий нуждам того, кто их использует. Во-вторых, потому что они обеспечивают масштабируемость без ущерба для безопасности основной сети.

Итак, если у Биткойна есть Liquid и Lightning, то у Ethereum Classic есть Orbita.

Помимо Orbita, есть и другие проекты. Я полагаю, что люди, которые работают с Lightning, также работают над адаптацией Lightning к Ethereum Classic или, по крайней мере, над созданием системы каналов поверх Ethereum Classic. Я думаю, что в будущем будет существовать основной блокчейн – как Биткойн, Ethereum Classic, Litecoin или Monero – с различными профилями, но высоким уровнем безопасности, а поверх этого блокчейна будет построена система каналов, таких как Lightning или какая-либо другая сеть, построенная поверх других сетей, или появится возможность создавать сайдчейны Orbita отдельно для каждой индустрии – каждая со своими особенностями, вариантами применения и желаемой производительностью.

Сайдчейны Orbita можно использовать и на индивидуальном уровне. Например, отдельные предприятия–производители могут создавать сайдчейны Orbita внутри своих организаций, а машины могут взаимодействовать между собой в собственной частной сети, к которой вы можете обратиться. В будущем сайдчейны могут использоваться и в домах. Сегодня у нас есть «умные» терморегуляторы, Alexa и тому подобные вещи, но все они взаимодействуют с центральным провайдером услуг. Применение на этом уровне сайдчейнов Orbita позволит этим устройствам работать автономно, и пользователи будут получать все те же услуги, но без риска утечки личной информации, неизбежно возникающего при централизованном обслуживании.

Это действительно очень интересно, потому что я помню, как читал дорожную карту Ethereum Classic, и наиболее выигрышным моментом в ней был «интернет вещей». Многие люди сказали бы, что интернет вещей в действительности не может работать на блокчейне из-за проблем с масштабируемости последних. Но теперь, когда вы упомянули проект Orbita, и у вас появятся сайдчейны для каждой конкретной задачи, это обретает гораздо больший смысл, поскольку вы стремитесь помочь основанному уровню, который по-прежнему будет являться децентрализованным, цензуроустойчивым и неизменяемым, справляться с нагрузкой. Кроме того, вы сможете создать любое нужное вам приложение. Мне кажется, что этот план лучше, чем шардинг, но он потребует больших затрат, и вам понадобится много инвестиций и усилий в плане развития.

С точки зрения логики, сказанное вами имеет смысл. Есть основная сеть, которая является безопасной и глобальной, также есть сайдчейны Orbita для каждой конкретной отрасли экономики или промышленности. Таким образом, мы будем располагать большим количеством сайдчейнов для небольших отраслей промышленности, а потом, вероятно, и для каждой организации или дома. Такое многоуровневое масштабирование наиболее логично и и легко адаптируемо в зависимости от физических и технических ограничений – скорости обработки данных, пропускной способности и тому подобных вещей.

Как бы вы ответили Биткойн-максималистам, которые могут сказать: «Посредством сайдчейнов всё это можно сделать и в сети Биткойна»?

Мне нравится максималистский подход сторонников Биткойна, потому что он ставит во главу угла безопасность. Я думаю, в этом и заключается основной посыл Биткойн–максималистов, скрывающийся за артикулируемой ими идеей о том, что останется только один глобальный блокчейн, и это может быть только Биткойн.

На это я могу возразить, что, во-первых, маловероятно, что в будущем восемь миллиардов людей из разных стран и сообществ по всему миру будут рисковать всем, что имеют, используя только одну сеть. Я полагаю, что будет несколько сетей, уже только потому, что люди склонны диверсифицировать риск. Во-вторых, у Биткойна есть ограничения. Например, я думаю, что нелегко построить несколько цепочек, которые будут подключаться к Биткойну. Модель Lightning Network кажется очень хорошей, потому что представляет собой просто граф типа «сеть». Это не блокчейн, это сеть узлов с настроенными каналами между ними, которая записывает в блокчейн Биткойна самое минимальное количество транзакций, не изменяя основную сеть и не нарушая её работу. Это хорошая модель. А RSK? В связи с отсутствием у Биткойна технических возможностей, авторам проекта пришлось создать «федерацию узлов», которые являются слабым местом в системе безопасности при выполнении некоторых функций.

Я не думаю, что решение будет найдено, потому что единственное решение – это что-то вроде драйвчейна, но при этом необходимо, чтобы каждый новый сайдчейн был одобрен майнерами. В будущем будет пять огромных майнеров, к которым должен будет обратиться за разрешением каждый желающий создать сайдчейн. Не думаю, что это практично. Биткойн прекрасно подходит в качества средства сохранения стоимости. Можно провести аналогию с цифровыми данными – даже многие сайдчейны, которые работают поверх ETC – я в этом уверен – будут производить транзакцию в блокчейне Биткойна и использовать биткойны в качестве средства сохранения стоимости. Но из-за технических ограничений, о которых я упомянул, я считаю, что нам нужна другая концепция – например, концепция Ethereum Classic, которая в целом запутана, но интегрирована с криптовалютой, а не отделена от неё. Всё интегрировано в единую систему.

То есть нам и впредь не стоит ожидать волны ICO и утилитарных токенов на ETC?

Причина, по которой этого не произошло до сих пор, – это просто дело случая. Все были сосредоточены на Ethereum, Виталике и прочих ключевых разработчиках Ethereum. Они очень харизматичны, ездят по всему миру, у них есть много денег для организации огромных конференций, есть возможность выделять большие средства на маркетинг и т.д. Я думаю, что для многих было логично обратиться к той сети, в которой сосредоточено такое большое количество людей и огромные деньги. Это был один из факторов. Другой фактор заключается в том, что сообщество Ethereum Classic – это группа людей, которые сосредоточены на развитии базовой технологии, возможностях сети, реальных решениях, а не на маркетинговых методах. Я не помню, чтобы кто-нибудь в сообществе Ethereum Classic – даже Игорь или Чарльз Хоскинсон – отдельно затрагивали тему продвижения ICO или маркетинга для привлечения людей к участию в ICO.

Я читаю ваш твиттер, и иногда у меня создается впечатление, что на вас очень сильно повлияли работы Ника Сабо, и вы многое почерпнули из идей, опубликованных в его блоге, в ту концепцию, которую вы пытаетесь продвигать в Ethereum Classic. Вы не могли бы сказать, кто из деятелей криптосферы повлиял на вас в наибольшей степени?

Я бы сказал, что это Ник Сабо и Виталик. Огромное влияние оказал на меня Сатоши Накамото. Я раз 30 перечитал white paper Биткойна, и хотя не смог вникнуть в техническую часть, но понял саму концепцию. Основной её принцип – децентрализация. Так что всё, что восходит к централизации или максимизации доверия, вместо его минимизации, противоречит этому базовому принципу. Поэтому первым человеком из криптосферы, оказавшим на меня значительное влияние, был Сатоши Накамото.

В 2013 году я познакомился с Виталиком. Он невероятно умён и также оказал на меня большое влияние, особенно его философия рациональности. Затем в 2015 году я встретил Ника Сабо и, просто разговаривая с ним, многое понял о движении киберпанк и его принципах. Они не просто так называются принципами, они являются таковыми, поскольку для их существования есть глубочайшие причины. Например, Ник. Он не просто человек, который говорит: «Ладно, давайте создадим финансовую систему» – он пойдет и сделает это. В первую очередь он изучает историю денег, а для этого ему нужно изучить экономику. Чтобы понять экономику, ему необходимо изучить историю. Он пытается разобраться в технической стороне вопроса, в происхождении денег, в том, какое место деньги занимают в сознании людей, и затем он приходит к пониманию того, как необходимо спроектировать систему. Я думаю, что примерно таким образом он и создал Bitgold, который предшествовал Биткойну. Именно эти люди оказали на меня огромное влияние. Сатоши Накамото, Ник Сабо и Виталик.

Виталик – в намного меньшей степени, особенно в последние полтора – два года, после форка, так как он стал более решительно выступать за переход на Proof-of-Stake и шардинг. Кроме того он начал рассматривать радикальные рынки и подобные концепции, варианты их применения в Ethereum, а также квадратичные системы голосования. Так что его влияние на меня не так велико, но тоже значительно.

Я обратил внимание, что часто полемизируете в твиттере с Виталиком и, иногда, с Владом Замфиром. У меня не было возможности пообщаться с ним лично, но я заметил, что он из тех людей, которые в значительной степени сперва определяют свою идеологию, а затем активно продвигают ее.

Все эти споры в социальных сетях начались, когда я занимал очень активную позицию в сообществах как Биткойна, так и Ethereum, а теперь и здесь, в Classic. Когда сторонники Биткойна – некоторые из них – начали говорить об увеличении размера блоков, стало очевидно, что такие блоки представляют угрозу безопасности системы. Конечно же, такие системы, как блокчейны, должны идти по безопасному, а не рискованному пути. Если увеличение размера блоков сопряжено с рисками, то вы должны придерживаться меньших блоков и работать над решениями второго уровня и выше. Предлагались разные решения. С этого и начались все эти дискуссии в социальных сетях. В период между 2015 и 2016 годами, в разгар дискуссий о сохранении высокого уровня безопасности в Биткойне, произошёл взлом DAO в сети Ethereum. Когда начались разговоры о том, чтобы откатить назад историю транзакций, конечно, я был в лагере противников этой идеи, считающих такие действия недопустимыми и настаивающими на необходимости вычислить хакера с помощью других средств, таких как расследование ФБР.

И в этом принципиальном моменте я разошелся во мнениях с Виталиком, Владом и Ником Джонсоном, а также с другими разработчиками. И тогда дискуссии на эту тему привлекли внимание к бомбе замедленного действия: почему кто-то в самом начале развития сети планирует, что все вынуждены будут перейти к совершенно другой концепции? И тогда я стал больше читать о Proof-of-Stake, и начал понимать, что это не такая уж прекрасная идея, так что все эти дебаты с Виталиком и Владом начались еще тогда и продолжаются и по сей день.

Что касается Влада, то я думаю, что он уже тогда был очень этим обеспокоен, и впервые выразил свои чувства во время споров по поводу DAO. Его беспокоит, что блокчейны могут быть использованы для плохих вещей, для действий, которые могут привести к катастрофе. Речь здесь идёт не о краже 1 000 долларов, а о гораздо более глобальных вещах, способных даже уничтожить немалую часть человечества. Предполагая такое развитие событий и страшась его, он начал искать способ передать процесс принятия решений людям, которые, по его мнению, смогут сделать правильный выбор. Он хочет, чтобы эти люди имели возможность предотвратить любые бедствия или катастрофы, которые могут произойти с человечеством.

Я с ним в этом не согласен, поэтому я и обсуждаю с Владом эти вопросы. Я думаю, что принципы неизменяемости и минимизации доверия подразумевают в том числе и ограничение власти. Люди запускают узлы, начинают использовать криптокошельки и блокчейны по собственному желанию и выбору. И после того, как люди приняли некий набор правил, их собственность и соглашения защищаются блокчейном и никто иной не должен иметь возможности их изменять. Только люди, обладающие приватными ключами, могут осуществлять действия со своими программами, смарт-контрактами и деньгами в сети. Установка на страх перед будущим крахом систем централизованного управления, таких как ООН или, скажем, глобальная ассоциация стандартов для блокчейна, я думаю, несет в себе большие риски.

Я рад, что мы затронули эту тему, так как замечал принципиальное различие во взглядах тех, кто считает людей в принципе добросовестными акторами, а то, что они делают плохие вещи скорее отклонением от нормы. Но те, кто оправдывает взлом DAO, и те, кто выступает за откат истории транзакций блокчейна, на самом деле, похоже, считают стремление делать плохие вещи частью человеческой природы. И я думаю, что это в гораздо большей мере совпадает с позицией правительств, которые склонны считать, что все мы потенциальные преступники, которых необходимо постоянно сдерживать. Нельзя сказать, что мы в большинстве своём порядочные граждане, а плохие люди это скорее исключение из правила. Поэтому я полагаю, что те, кто выступал за хард-форк, верят в дурную природу человека и в то, что мы, по-видимому, нуждаемся в контроле и управлении.

Да, я тоже так думаю. И мне кажется, это связано с тем, что последние 10 000 лет человечество живёт под управлением правительственных систем. У первых племён и кланов были вожди, затем появились первые города-государства, нормы и законы, политические платформы, созданные для более успешного взаимодействия между людьми по мере роста населения… затем появились Римская и другие империи, а в XVIII веке произошли демократические революции. Мы создали демократию, которая является наилучшей из известных нам систем управления. Но есть много областей, где эта система не работает, есть фальшивые демократии и абсолютизм, как в Саудовской Аравии, Северной Корее и других странах.

Но мы привыкли к этим правительственным системам, и все они навязаны нам в директивном порядке. Блокчейн в некотором смысле минимизирует это. Тем не менее многие люди по умолчанию убеждены в необходимости существования старых систем – они привыкли к ним, и убеждены, что эти правила должны применяться также и к будущим системам. В случае с блокчейном речь идёт именно о минимизации влияния старых систем и возвращении к такой системе, в которой люди с помощью своих приватных ключей самостоятельно контролируют свою собственность и соглашения, программное обеспечение, приложения и программы. И никто другой не может ничего с этим поделать, если ваши ключи защищены должным образом. В противном же случае вы можете понести убытки, и вам будет необходимо обратиться к общественным службам, чтобы попытаться исправить это, но не отменять всю историю транзакций до нужного вам момента.

От редакции: Несмотря на прекращение работы команды ETCDEV, мы все же решили опубликовать это интервью, поскольку  во многом оно не потеряло своей актуальности.

Источник



Рубрики:Мнение, Сообщество, ETC, эфир

Метки:

3 replies

Trackbacks

  1. Интервью: Дональд Макинтайр (ETC Dev) о дорожной карте Ethereum Classic, сайдчейнах Orbita и Виталике Бутерине - Stuff Aggregator
  2. Новое представление о доверенных посредниках — EthereumClassic - Stuff Aggregator
  3. Дональд Макинтайр (ETC Dev) о дорожной карте Ethereum Classic, сайдчейнах Orbita и Виталике Бутерине — EthereumClassic - Stuff Aggregator

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s