Рискованная ставка (часть 2)

img_20180711_222620_656-1-1

Слева направо: новый ведущий разработчик Алекс Чэпман, разработчик Скотт Бигелоу, разработчик Пол Гебхайм, аналитик по операциям Питер Веччиарелли и соучредитель Джои Круг.

Новый тип рынка предсказаний проверяет на прочность границы нового мира – мира без цензуры, посредников и централизованного контроля. Это история Augur из первых уст.

(Продолжение. Начало статьи читайте здесь.)

Манна небесная

Заручившись финансовой поддержкой, Круг, Петерсон вместе с двумя консультантами составили whitepaper с детальным описанием работы будущего протокола. Они назвали проект Augur в честь римских предсказателей, авгуров, которые предсказывали будущее по полету птиц. Логотипом проекта была выбрана трехконечная пирамида, а линии, связующие ее вершины, формировали всевидящее око в центре фигуры.

Для начала они построили альфа-версию в сети биткойн. Однако Бутерин призвал их пойти по другому пути и построить платформу на Ethereum, что было бы легче; так они и поступили. За несколько месяцев команда создала в тестовой сети Ethereum – своего рода полигоне для испытаний децентрализованного программного обеспечения – рабочий прототип, который они могли использовать для продажи проекта широкому кругу инвесторов.

В течение 45 дней с августа по сентябрь 2015 года они продали 11 миллионов токенов REP по 60 центов за штуку, оставив 20 процентов токенов для себя. Идея заключалась в том, чтобы использовать эти токены для создания финансовых стимулов держателям токенов REP в сети Augur.

Эти держатели, выступая в качестве «репортеров», впоследствии должны были стать коллективным «оракулом» Augur, голосуя за тот или иной исход события путем размещения необходимого залога в REP и получая в качестве вознаграждения дополнительные токены, если отдавали свой голос за исход, который в итоге признавался истинным. В противном случае они бы теряли оставленные в залоге токены. Владельцы REP также имели право на 50 процентов от всех торговых комиссий Augur. Вторая половина предназначалась для маркет-мейкеров. (Только в 2017 году головокружительный рост цены биткойна показал, что REP также могут подорожать и, возможно, принести дополнительный доход своим держателям.)

Аукцион прошел поразительно успешно. В том же месяце китайский фондовый рынок просел, и традиционным IPO стало сложнее собирать средства. Тем не менее, Augur – проект, описанный на 19 страницах, содержащих непроверенные на практике идеи – смог собрать 5,3 млн долларов без поддержки венчурных капиталистов, банков или какого-либо институционального посредника.

Круг вспоминает, что он был «приятно удивлен».

Приятно удивлен?

«Я был приятно потрясен», – уточнил Круг.

cryptoeconomicon_1

Петерсон рассказывает об Augur на CryptoEconomicon 2014 в Маунтин-Вью, Калифорния.

Бутерин же не отреагировал на это никак.

«Хмм», – вот и вся его реакция.

Ну он хотя бы испытал гордость? (Его основной алгоритм ищет правильный вариант ответа.) «Хмм», – заключает он в итоге.

Бинго.

Цена бессмертия

Средства полученные от продажи токенов, наряду с теми REP, которые команда оставила себе, должны были составить основу некоммерческого фонда Forecast Foundation (рус. “Фонд предсказаний”).

Из этого фонда должна была оплачиваться работа команды, развитие Augur и, по словам Костелло, «поддержание проекта на плаву». Но в то же время он был полностью лишен функциональных полномочий.

В этом и состоит особенность децентрализованной сети. Компания обязательно должна отказаться от контроля над своим продуктом и от функции посредника. У Forecast Foundation не было и нет полномочий для закрытия Augur или же принудительного обновления протокола. Аналогично сети Биткойна, установка обновлений интерфейса Augur должна быть для пользователей исключительно добровольной. Более того, чтобы оградить фонд от государственного регулирования и ответственности в случае злоупотребления платформой – вспомните так называемые рынки убийств – фонд не получает прибыли от рынков на Augur.

Однако это палка о двух концах. Поскольку фонд не будет получать доход от работы самой платформы Augur, этих средств и начальных инвестиций должно было хватить для завершения проекта. Петерсон говорит, что, если эти средства закончатся, то фонд не сможет оплачивать работу сотрудников и вынужден будет передать дальнейшее развитие проекта на аутсорсинг добровольцам.

Однако сам протокол Augur должен был пережить любые проблемы с фондом, хотя на тот момент алгоритм не был проработан до конца. Как говорил Бутерин, «если фонд исчезнет, то обновлений больше не будет». Иначе это было бы, как если бы компания BMW закрылась, но почему-то продолжала бы выпускать недостроенные автомобили.

Костелло тем не менее считает, что из протокола можно извлечь выгоду: Augur может предоставлять ценную спекулятивную информацию для «любого рынка, в отношении которого люди пытаются сделать прогноз», – говорит он, приводя в качестве примера потенциально прибыльных областей спортивную и финансовую.

Костелло считает, что сторонние приложения, которые собирают и перепродают надежные прогнозы игрокам или людям, торгующим ценными бумагами, могут генерировать большую прибыль; рынки предсказаний, опираясь на так называемую мудрость толпы, имеют сверхъестественную способность точно угадывать будущее.

На пути к созданию кода

Основной команде разработчиков, состоявшей из Круга, Петерсона, Криса Кальдерона и Скотта Леонарда, потребовалось три года, чтобы с нуля создать конечный продукт.

Большая часть команды работала удаленно, а несколько человек, включая Круга и Гарднера, жили и работали в том, что они называли “Bitcoin Basement”, или «Биткойн-подвал», в ​​Сан-Франциско. Условия жизни там Петерсон описывает как «отвратительные»: три спальни – и один туалет – для шести парней, ни один из которых не делал уборку. «По крайней мере, не регулярно», – говорит Петерсон. В то время он жил в Орегоне и, приезжая в Bitcoin Basement, вежливо отказывался там ночевать и спал в своей машине. Свое следующее пристанище (уже над землей) – «Crypto Castle» («Крипто-замок») – они содержали несколько лучше. Впрочем, не намного.

Команда писала код. Бета-версия была выпущена в 2016 году, но она была еще сырой. Летом 2017 года они обнаружили уязвимость, которую хакеры могли использовать для блокировки денег пользователей в смарт-контрактах, которые использовались Augur для автоматического распределения выплат. «Те, у кого были деньги в таких смарт-контрактах, потеряли бы их навсегда», – говорит Круг. Команде пришлось перенести код с Serpent на Solidity, язык программирования, не содержащий уязвимостей. Запуск был отложен еще на год. Инвесторы начинали волноваться: почему работа так затянулась?

Но постепенно Augur появлялся на свет.

Растущие трудности

IMG_20180711_222944_252-1

Перерыв на пиццу перед запуском платформы, который состоится поздно вечером. Слева направо: Том Кайсар, Джои Круг, Алекс Чэпман (разработчик), Джек Петерсон, Пол Гебхайм и Скотт Бигелоу.

Запуск Augur привлек много внимания. В новую сеть стекались тысячи пользователей, такого ажиотажа не было со времён CryptoKitties, приложения, практически заблокировавшего работу Ethereum годом ранее. Большая часть средств на платформе – 1,5 млн долларов – вращалась на рынках, связанных с чемпионатом мира, другие рынки тоже быстро разрастались. Но вскоре случился провал.

Недоброжелатели начали критиковать неудобный, контринтуитивный интерфейс программного обеспечения, рост числа фейковых рынков, высокие комиссии и крайне низкую стоимость REP. Стоимость криптовалюты, которая еще недавно торговалась по 32 $ и должна была служить финансовым стимулом для репортеров Augur, теперь колебалась около отметки в 12 долларов.

«Это справедливые замечания, – говорит Круг. – Мы и говорили, что платформа будет медленной, дорогой и с неудобным интерфейсом». Петерсон добавляет: «Люди хотели слишком многого от первой версии». Сейчас пользователи имеют дело с Augur 1.0. В версии 2.0, которая вскоре должна появиться, будут решены технические проблемы, главным образом, указанные пользователями в «списке пожеланий» на Reddit. В одном из обновлений в Augur будет интегрирован DAI, стейблкоин с кусом, привязанным к доллару США. Это должно предотвратить снижение стоимости средств трейдеров.

Существуют и другие фундаментальные проблемы. Пол Шторц, статистик из Йельского университета, написавший основополагающую статью о Truthcoin, которая так вдохновила Бутерина, раскритиковал проект в статье, опубликованной в конце 2015 года. В ней изложены, пожалуй, все возможные аргументы против Augur. Кроме того, Forecast Foundation сейчас разбирается с судебным иском на 152 миллиона долларов, поданным бывшим партнером Костелло, разработчиком Мэттом Листоном, которого поддерживает Шторц.

Уилл Дженнингс, медиа-директор PredictIt –конкурента Augur – утверждает, что Augur так полностью и не решил проблему оракулов. По его словам, люди легко поддаются убеждению, их нельзя считать надежными источниками истины. Что, если, например, религиозные фундаменталисты захватят сеть и коллективно проголосуют за то, что Бог существует, чтобы выплаты по этому рынку получили исключительно верующие? (Хотя объем этого рынка в около 10 $ говорит о том, что едва ли это произойдет, по крайней мере, в ближайшем будущем.)

Круг согласен с тем, что возможность манипулирования Augur действительно существует. Он с готовностью признает, что система не идеальна: «Это очень молодая технология. Люди думали, что iPhone первого поколения – просто «бесполезный кусок технологии», – говорит Круг. – И посмотрите, что произошло в итоге».

Вообще они c Петерсоном уже не работают над Augur.

Хотя Круг еще числится в проекте «консультантом», теперь он работает на полную ставку в Pantera Capital управляющим хедж-фонда. Он даже больше не пользуется своим старым email-адресом на домене Augur. А Петерсон вернулся к своей давней страсти – биофизике.

И действительно: для чего им оставаться? Они создали бизнес, которым никто и не должен управлять. Они могут вполне безболезненно покинуть проект, чтобы оставшиеся разработчики жили на остатки от первоначальной продажи токенов. В каком-то смысле их уход олицетворяет триумф полной децентрализации: создатели проекта – исходная доверенная сторона – уходят по собственному желанию.

А что думает вдохновитель Augur Бутерин? Он считает эту историю одной большой ставкой, которая еще сыграет в будущем: «Мы ставим на то, что, если мы сделаем приложения на блокчейне более удобными, то люди будут ими пользоваться», – говорит он. Обратное утверждение тоже верно.

Так сыграет ли эта ставка? Время покажет: после полета в Китти Хок прошло 10 лет, прежде чем был совершен первый в истории коммерческий перелет. Сейчас у Augur немного пользователей и они не особенно оптимистично настроены относительно стоимости его токенов, однако они продолжают делать ставки.

 

Источник



Рубрики:Виталик Бутерин, Сообщество, смарт-контракты

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s