Четвёртая криптоэпоха: институционализация криптовалютных рынков

image4

У каждой эпохи в развитии криптоиндустрии есть движущая сила. Сначала этой силой был Биткойн, потом альткоины, а затем пришло время утилитарных токенов и децентрализованных платформ. Движущей силой следующей эпохи станут традиционные финансовые институты, банки и даже центральные банки. Они принесут с собой большие деньги, но завладеют криптовалютными рынками и сделают их во многом похожими на старую финансовую систему.

Всё началось с Биткойна (2009 год). Затем появились альткоины (20112014), за ними последовали токены (2015–2018), также называемые утилитарными токенами.

И вторая, и третья эпохи обещали заменить первое поколение криптоактивов (т.е. Биткойн) или исправить его недостатки. Хотя, возможно, ещё рано переходить к третьему поколению криптоактивов (пациент лежит на столе, борясь за жизнь), мы можем с уверенностью сказать, что, по крайней мере, на данный момент эти обещания выполнены не были.

Теперь, после так называемой кончины ICO, наряду со взлётом традиционных финансовых инструментов, таких как стейблкоины, ETF и других, например, DAR Citi, мы видим признаки зарождения новой эпохи в криптоиндустрии – институционализации криптовалютных рынков.

В начале года мы стали свидетелями пика третьего цикла развития криптовалютных рынков (токенов), вызванного стремительным ростом цены биткойна, и последовавшим за этим значительным увеличением объёмов ICO, существующих теперь за счёт привлечённых средств, оставшихся после обвала рынка (также как и ETH).

Тем временем мы могли наблюдать, как на заднем плане, без лишнего шума (было лишь несколько утечек информации) опытные игроки рынка пытаются разобраться, что представляет собой этот новый зверь. Достичь понимания того, как обращаться с новыми формами денег – непростая задача. Овладение новым видом активов, к которым неприменимы традиционные правила и которые не имеют централизованного механизма управления, сродни попытке приручить дикую лошадь. Но, хоть это и непросто, имея достаточный опыт и применяя правильные методы, можно совладать даже с самым диким зверем.

Биржевые инвестиционные фонды

Биржевые инвестиционные фонды (ETF) – это финансовые инструменты, разработанные институциональными участниками рынка, которые отслеживают и копируют движения индексов, товаров, облигаций или корзин активов. Они были созданы с целью предоставить инвесторам более лёгкий доступ к базовым активам и обеспечить их ликвидность. Не вдаваясь в подробности механизма работы ETF, можно сказать, что общий принцип заключается в том, что управляющая компания фонда может выпускать акции ETF до тех пор, пока они представляют базовый актив.

С 2013 года, когда братья Уинклвосс впервые подали в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC) заявку на создание ETF, было предпринято ещё 25 попыток получить одобрение SEC на Биткойн-ETF (включая и повторную подачу заявки братьями Уинклвосс). Все заявки, кроме одной (которая в настоящее время всё ещё ожидает решения), были отклонены SEC по разным причинам, среди которых можно отметить невозможность регулирования рынка, случаи значительного манипулирования ценами и отсутствие методов хранения и управления средствами клиентов на институциональном уровне.

Все заявки на создание Биткойн-ETF

Некоторые считают утверждение SEC привязанного к курсу биткойна ETF лишь вопросом времени. Люди хотят иметь доступ к рынку криптоактивов, и финансовые институты работают над этим. Интересно, что для того, чтобы ETF получил разрешение SEC, весь рынок должен быть «приручен». Рынки криптовалют должны быть «регулируемыми» и подчинены тем же «средствам управления», что и традиционные финансовые рынки. Механизмы регулирования также позволят вывести на рынок «компетентные депозитарные организации» (кастодианы) для обслуживания сторонних компаний, которые будут «защищать» институциональные фонды так же, как и в сфере традиционных финансов.

Как уже упоминалось выше, цель таких ETF предоставить инвесторам более лёгкий доступ к базовым активам, в нашем случае, к Биткойну. Большинство институциональных инвесторов не обладают знаниями или инвестиционным мандатом (полномочиями) для инвестирования в Биткойн или любой другой криптоактив. Посредством Биткойн-ETF инвесторы смогут получить доступ к криптовалютным рынкам и пользоваться преимуществами (равно как и нести риски) нового типа активов в рамках своей стратегии диверсификации портфеля. Предположительно, это должно привести к увеличению инвестиций в Биткойн, что должно способствовать росту популярности биткойна и, как следствие, его цены.

Но финансовые инструменты институционального уровня существуют уже много лет. Паевые инвестиционные фонды, индексные фонды, ETN и даже фьючерсные контракты появились в конце прошлого года на жёстко регулируемых биржах CBOE и CME. Если бы институциональные инвесторы хотели получить доступ к криптоактивам, то могли бы сделать это месяцы, если не годы назад. Так почему же они этого не сделали?

Ответ на этот вопрос мог бы стать темой интересной дискуссии между представителями традиционных и криптовалютных рынков, но сейчас мы не будем погружаться в эти тонкости.

Стейблкоины

Стейблкоины представляют собой гибридный тип криптоактивов. Они, по определению, являются криптотокенами, но разработаны таким образом, чтобы их стоимость оставалась стабильной – в отличие от «нативных» криптоактивов, которые считаются чрезвычайно волатильными.

В начале 2018 года существовало пять различных проектов стейблкоинов. Самый известный из них – Tether, давний и устойчивый коин, цена которого привязана к доллару США, созданный Bitfinex в качестве надёжной альтернативы для криптобирж, которые не имеют возможности обеспечить торги криптоактивами в парах с фиатными валютами.

За первые девять месяцев 2018 года появилось более 30 новых проектов стейблкоинов. Некоторые из этих проектов сумели привлечь значительное финансирование от респектабельных инвесторов (например, Basis собрал 133 млн, Terra Money 32 млн, а SAGA 30 млн долларов). Другие, также как и Tether,  были разработаны надёжными криптобиржами или поставщиками ликвидности (USDC Circle, GUSD – Gemini, Paxos Standart компанией Paxos, ранее известной как криптобиржа ItBit).

Не слишком вдаваясь в технические характеристики стейблкоинов (если хотите узнать больше, рекомендую ознакомиться с этим вводным руководством), скажу, что есть четыре разных вида стейблкоинов:

  1. обеспеченные активами: каждый токен обеспечивается физическим активом, например, фиатной валютой, драгоценным металлом и т. д. (Tether, TUSD и Alprockz);
  2. обеспеченные криптовалютой: каждый токен обеспечивается другим, более значительным и, предположительно, более стабильным криптоактивом, обычно с ликвидационной премией (MakerDai и Haaven);
  3. с механизмом регулирования объёма предложения стейблкоина: алгоритм контролирует стабильность цены токена так же, как это делают центральные банки в отношении фиатных валют (Basis, Carbon, Kowala);
  4. гибридные: в их основе комбинации двух или более предыдущих моделей. Например, SAGA сочетает черты токенов, обеспеченных активами, с механизмом частичного резервирования, подобным аналогичному механизму Центрального банка.

Так какова будет роль стейблкоинов в институционализации криптоиндустрии? Следствием первого порядка внедрения стейблкоинов является создание усовершенствованного способа перехода из мира фиатных денег в криптоиндустрию, что позволило получить дополнительные возможности обеспечения ликвидности и упростить расчёты между биржами. Это также может уменьшить опасения относительно незаконных действий между биржами и убедить регуляторов одобрить создание крипто-ETF.

Большинство людей на этом останавливаются и не обращают внимание на последствия второго и третьего порядка, а именно на то, к каким активам привязаны стейблкоины, и эффект от внедрения в криптоэкосистему того, что, по сути, является частной версией крипто-фиатной валюты.

Обычно стоимость стейблкоинов удерживается на одном уровне и привязана к существующей фиатной валюте. Хотя при нисходящем тренде на крипторынке это может быть плюсом, это также означает, что на стоимость токенов влияет такой негативный фактор, как инфляция, которой подвержены и наши традиционные фиатные деньги.

Внедрение стейблкоинов предоставляет правительствам заветное средство управления криптовалютными рынками. Если государство не может контролировать Биткойн, оно создаст убедительную альтернативу, пользуясь новыми преимуществами перехода на цифровые технологии и токенизации, сохраняя при этом за собой возможности централизованного контроля и денежной эмиссии. А ещё лучше, пусть это сделает частный сектор, чтобы не сложилось впечатление вмешательства правительства в свободный рынок.

Исчезновения Биткойна как функции по мере увеличения роли стейблкоинов, вероятно, не произойдёт. Биткойн по-прежнему удовлетворяет реальную потребность в устойчивом к цензуре, не контролируемом со стороны государства средстве сохранения стоимости (по крайней мере, на данный момент). Но важно учитывать и следствия второго и третьего порядка, вызванные появлением стейблкоинов. Я не говорю, что они безусловно негативны, но они являются значительным шагом к созданию криптоактивов, контролируемых правительством, со всеми вытекающими последствиями.

Расписка на цифровые активы

При том что в первый раз о расписке на цифровые активы (DAR) мы услышали совсем недавно, различные воплощения этого явления можно было наблюдать почти год назад в крупных финансовых учреждениях как в США, так и в Европе. Концепция DAR заключается в создании нового способа инвестирования в криптоактивы без владения ими на праве собственности. Текущая реализация DAR организована так же, как и существующий финансовый инструмент под названием «американская депозитарная расписка» (ADR), который предоставляет американским инвесторам возможность инвестировать в иностранные акции, не обращающиеся на биржах США.

Основываясь на механизме работы ADR, можно предположить, что расписки на цифровые активы вернут нас к традиционным принципам повторного залога и разделения функций депозитарного хранения актива и механизмов финансирования. По своей сути это форма расписок, которая выдаётся розничному или институциональному покупателю в качестве доказательства права собственности, в то время как сам актив удерживается «полномочной депозитарной организацией».

Опять же, на первый взгляд, это может показаться положительным моментом для криптовалютных рынков. Привлечение новых инвесторов и приток средств в ближайшем будущем может привести к росту цен и, возможно, даже росту распространения и использования криптоактивов. При повторном же рассмотрении можно заметить, что мы таким образом возвращаемся к механизмам, лежащим в основе традиционной экономики, где реальными владельцами активов являются не пользователи, а финансовые учреждения.

Последствия такого шага в целом положительны, так как 99% населения мира не хотят реально владеть своими активами и принимать на себя все связанные с этим риски – представьте, что будет, если ваша мама потеряет секретный ключ от счёта, на котором хранит все свои сбережения. Но при этом DAR приближает нас к частичному банковскому резервированию (т.е. лишь некоторая часть переданных на хранение средств и активов удерживается в качестве резерва, а оставшаяся часть направляется на кредитование или инвестирование). Когда DAR станет реальностью, ничто не помешает Citigroup начать направлять эти средства на кредитование на основе установленного самой компанией коэффициента частичного резервирования. Если вспомнить историю, то следующим шагом будет чрезмерное накопление всех биткойнов и выпуск только производных активов, находящихся в открытом доступе, таких как DAR (назовём их ноты). Затем курс этих активов уже не будет привязываться к другим активам и валютам, и произойдёт возврат к фиатным деньгам, теперь существующим в цифровой форме.

Хорошие, плохие и просто ужасные последствия

Все подробно описанные здесь финансовые инструменты являются лишь примерами более глобальной тенденции, с которой мы начали наше обсуждение. На протяжении последних нескольких месяцев мы наблюдаем, как гиганты рынка, финансовые учреждения, крупные банки и даже центральные банки медленно занимают позиции на криптовалютных рынках.

Выход на сцену гигантов признак того, что рынок становится более зрелым, с более чёткими правилами, что делает его более доступным как для институциональных, так и для розничных инвесторов. Это, в свою очередь, может привести к значительному притоку средств, инвестируемых в криптовалютный рынок в надежде на рост цен и повышение распространения криптовалют, в результате чего все будут жить долго и счастливо.

Но приведёт ли в действительности?

Часть описанных выше инструментов, лишает Биткойн самой сути физического владения. Посредством ETF, DAR и аналогичных финансовых инструментов, финансовые учреждения, по существу, устраняют материальное владение активами, оставляя нас с «нотами» или «расписками», которые мы сможем (а может, и нет) использовать в будущем для выкупа физического актива, который они хранят. В прошлый раз подобное случилось с золотом, и все мы помним, чем закончилась эта история.

Такие инструменты, как стейблкоины, обеспеченные фиатными валютами, перемещают инфляционные фиатные валюты на криптовалютный рынок, в то время как другие стейблкоины пытаются с помощью алгоритма создать частный центральный банк.

Нравится вам это или нет, но институциализация приближается. Вероятно, она быстро завоюет крипторынок и станет движущей силой следующего большого цикла его развития. Вопрос в том, что при этом произойдёт с тем Биткойном, каким мы его знаем сегодня, и какими станут Биткойн и другие «криптоактивы».

 

Источник



Рубрики:Мнение, Сообщество, Футурология

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s