Будущее сетевых эффектов: токенизация и прекращение извлечения экономической ренты

image.png

Компании, построенные вокруг сетевых эффектов, находятся на пороге радикальных преобразований, которые затронут всех нас.

В этой статье я привожу аргументы в пользу того, что в будущем сетевые эффекты в большей степени будут строиться на основе децентрализованных токенизированных экосистем, в которых нет различия между участниками и владельцами сети. Эта трансформация произойдет благодаря тому, что токенизированные экосистемы смогут извлекать из сети прибыль для участников без извлечения экономической ренты (комиссий и пользовательских данных), которое характерно для централизованных платформ с сетевым эффектом, что пойдет на пользу всем. Сочетание снижения затрат, более высокой прибыльности для участников и мощных стимулов роста, которое обеспечивают должным образом спроектированные токенизированные сети, создает необходимые условия для того, чтобы вытеснить с рынка некоторые из самых влиятельных современных компаний.

Краткий обзор

етевые эффекты лежат в основе деятельности самых влиятельных компаний, созданных за последнюю четверть века. Поскольку компании с сетевым эффектом по мере своего роста обеспечивают все большую ценность для участников, на этапе становления они могут испытывать трудности.

Те компании, которые достигают критической массы, как правило, стремятся к естественной монополии, создавая конкурентные рвы, которые позволяют владельцу сети получать с пользователей огромные комиссионные платежи, понимая, что, даже если участники сети разочарованы, у них мало альтернатив.

Наиболее коварный вариант – когда владельцем сети является частная компания с фидуциарной ответственностью перед своими акционерами, и взимание монопольной ренты является обязательным: ответственность компании перед акционерами означает, что она всегда будет стремиться максимизировать прибыль.

Это «императив извлечения». По мере масштабирования бизнеса негативное воздействие императива извлечения на участников экосистемы начинает противодействовать позитивному влиянию сетевых эффектов до тех пор, пока бизнес не перестанет оказывать позитивное воздействие на саму сеть физических лиц и организаций, которые способствуют его успеху.

В этой статье рассматривается природа сетевых эффектов, положительные и отрицательные эффекты, которые они могут создать, и то, как развитие технологии блокчейн может радикально изменить характер бизнеса, построенного на ее основе.

История вопроса: что такое сетевой эффект?

Самое простое определение бизнеса, построенного на основе сетевого эффекта: это продукт или услуга, которые становятся все более ценными для участников по мере роста сети пользователей или поставщиков – например, сеть Facebook.

В действительности, есть много типов сетевых эффектов. В статье The Network Effects Manual («Руководство по сетевым эффектам») венчурная фирма NFX выделяет 13 различных категорий, в том числе те, что все мы знаем: «Персональные» (Facebook), «Двусторонние торговые площадки» (Amazon), «Двусторонние платформы» (iOS) и «Данные» (Google).

 

В каждом из этих случаев ценность сети растет по мере присоединения к ней новых узлов. В случае двухсторонних торговых площадок, таких как eBay или Amazon, чем больше продавцов, тем больше ценность для покупателей в сети. В свою очередь, чем больше покупателей в сети, тем больше продавцов заинтересованы в присоединении к ней. Эти цепи положительной обратной связи могут привести к быстрому масштабированию сети как только маховик будет запущен.

«Господствующее положение на рынке» и императив извлечения

Получается, что сетевые эффекты выгодны пользователям, верно? Что касается частных, централизованных сетевых компаний, то ответ неутешителен: «Сначала да, но со временем – не совсем».

По мере расширения сети сетевые эффекты делают сервисы, использующие их, более эффективными. Чем больше сеть LinkedIn, тем больше потенциально важных профессиональных контактов мы можем посредством нее поддерживать. Чем больше продавцов работает на Amazon, тем шире спектр товаров, которые мы можем с легкостью приобрести в одном месте.

К сожалению, сетевые эффекты настолько сильны, что подталкивают собственников сетей к созданию естественных монополий. Другими словами, по мере роста сети, как ценность участия, так и стоимость подключения к сети существенно повышаются, поскольку вся группа потенциальных участников объединяется в одной сети.

Недостатки начинают проявляться, когда этими мощными сетевыми эффектами обладают централизованные частные компании. Поскольку сетевые эффекты подталкивают предприятия к созданию монополии, владелец сети имеет возможность утвердить то, что экономист MIT Cryptoeconomics Lab, Кэти Баррера, назвала «господствующим положением на рынке».

«Господствующее положение на рынке возникает, когда пользователи или клиенты имеют мало сопоставимых альтернативных источников получения товаров или услуг. Это дает продавцу возможность повышать цены или, в случае некоторых интернетгигантов, взимать плату за транзакцию и/или собирать и продавать пользовательские данныевсе это является условием для предоставления пользователям доступа к платформе».

Сетевые эффекты позволяют частным компаниям занять господствующее положение на рынке, что, в свою очередь, наделяет их способностью влиять на цены. Способность влиять на цены дает компаниям возможность получать от своих пользователей ренту больше той, что была бы оптимальна с экономической точки зрения, что приводит к классическим сценариям чистых потерь от монополии («мертвого груза»), которые мы все помним на примере Econ 101.

 

Что такое императив извлечения?

Все коммерческие компании несут фидуциарное обязательство действовать в интересах своих акционеров. В США права акционеров настолько сильны, что они могут подать в суд на руководителей корпорации за невыполнение этих обязательств.

Таким образом, когда бизнес, основанный на сетевом эффекте, представляет собой частную корпорацию, то у этой компании есть стимул максимально увеличивать доходы акционеров путем извлечения как можно большей прибыли. Мы называем это императивом извлечения. В этом явлении заключается главная проблема при построении сетевых эффектов внутри частных компаний.

В своей статье «Почему децентрализация имеет значение» Крис Диксон из Andreessen Horowitz представляет результаты влияния императива извлечения в виде S-образных кривых:

 

Эти S-образные кривые показывают, как на ранней стадии развития бизнеса, построенного на основе сетевых эффектов, стимулы владельцев совпадают с интересами пользователей, и действия руководителей бизнеса приводят к росту числа участников сети. По мере роста сети стимулы расходятся, а сам бизнес становится ориентированным на извлечение ренты и/или конкурентоспособным. Как сказал Крис Диксон, «отношения с участниками сети переходят от ситуации игры с положительной суммой, в которой все стороны могут рассчитывать на выигрыш, к ситуации игры с нулевой суммой, при которой в выигрыше остается только одна сторона».

Токенизированные сети: сетевые эффекты без императива извлечения

До сих пор предполагалось, что императив извлечения был неизбежным следствием сетевых эффектов бизнеса – присущей ему тенденции к снижению производимой ценности. В рамках модели частной корпорации – организационной модели, которая доминировала более столетия – это предположение справедливо.

Но при условии правильной реализации, децентрализованная токенизированная сеть может изменить условия игры.

Из сказанного выше мы видим, что «господство на рынке» способствует реализации сценария, при котором происходит расхождение интересов участников сети и ее владельцев. Способность оказывать влияние на рынок зависит от двух факторов: 1) владельцы сети и участники сети имеют разные стимулы; и 2) участники сети не имеют качественных, реальных альтернатив.

Давайте посмотрим, что происходит с каждым из этих факторов в токенизированных экосистемах:

1. Токенизированные экосистемы приводят стимулы участников в соответствие

Когда сеть принадлежит частной централизованной компании, экономическая ценность в конечном счете переходит от участников сети к внешней группе акционеров, владеющих акциями корпорации. В отношении сети, в которой нет субъекта, владеющего и управляющего сетью, эта динамика не действует.

При грамотном построении, токенизированные децентрализованные сети с открытым исходным кодом решают проблему соответствия стимулов создателей сети и ее участников. Когда программное обеспечение является свободным, а организатор не преследует цели получения прибыли, императив извлечения устраняется – так как в буквальном смысле больше нет акционеров, претендующих на денежные потоки. Ценность хранится в самой сети, представленная правом собственности на токен. Каждый участник сети, используя и накапливая токены, фактически является «совладельцем сети», и поскольку не существует деления на владельцев и участников, то нет точки, в которой их стимулы расходятся.

2. Токенизированные экосистемы обеспечивают конкурентное давление и реальные альтернативы

Второе условие господства на рынке – отсутствие реальной альтернативы – также является свойством приватизированной централизации, которого не существует в контексте открытого исходного кода и свободного программного обеспечения. Централизованные компании владеют интеллектуальной собственностью, которая создает конкурентный ров и изолирует их от конкурентного давления, что позволяет сохранять цены низкими, а необходимость соблюдать интересы участников сети высокой.

С другой стороны, правильно построенные токенизированные сети управляются программным обеспечением с открытым исходным кодом, разработанным при помощи некоммерческих фондов, без необходимости соблюдения интересов акционеров.

Развитие сетей на базе блокчейнов с открытым исходным кодом сопровождается появлением у комьюнити проекта возможности не соглашаться с решениями руководства методом преобразования (форка) кода в новую версию блокчейна, не поддерживающую спорную политику. Форк Ethereum после взлома DAO – яркий тому пример.

Иными словами, токенизированная сеть может быть построена таким образом, чтобы устранить эти условия – несоответствие стимулов владельцев и участников сети и отсутствие значимых альтернатив для участников – необходимые для того, чтобы централизованная организация установила господство на рынке.

Двойные сетевые эффекты токенизированных платформ

На практике это означает, что корректно спроектированные токенизированные сети, которые могут достичь масштаба, аналогичного своим централизованным конкурентам, произведут значительно большую ценность для фактических пользователей сети.

Участники сети не только получают вознаграждение, которое ранее доставалось владельцу частной сети (например, 34 млрд $, которые Amazon получает в виде комиссий и сборов от независимых продавцов), но также получают возможность вернуть существенные потери от монополизации ценообразования. В конечном счете, это означает, что сети будут расти активнее, быстрее, так как вся ценность достается самим участникам.

Это революционные изменения: токенизированные сети могут реализовывать все преимущества сетевых эффектов при отсутствии издержек для участников сети, которые были бы неизбежны при частном, централизованном владении сетью. Важно отметить, что такого рода экономия может быть не только финансовой: она может проявляться также в виде повышения конфиденциальности, распоряжения собственными данными и более благоприятной сетевой политики.

В другой статье 2017 года Crypto Tokens: A Breakthrough In Open Network Design («Крипто-токены: прорыв в разработке открытых сетей») Крис Диксон описал, как токенизация может фактически увеличить скорость развития сетевых эффектов:

«Токенизированные сети … объединяют участников сети для совместной работы по достижению общей цели – роста сети и повышения ценности токена … кроме того, должным образом разработанные токенизированные сети в включают эффективный механизм стимулирования участников сети к преодолению проблемы становления стартапа без участия инвесторов, которая препятствует развитию традиционной сети».

Термин «двойной сетевой эффект» был введен в употребление Ником Соманом для обозначения дополнительного сетевого эффекта, который могут создавать токены посредством «эффективного механизма стимулирования участников сети».

Вкратце, если первый сетевой эффект – это влияние новых участников на полезность сети с точки зрения того, что она должна обеспечить, второй или «двойной» сетевой эффект – это возможность задействования токенов для стимулирования пользователей к более быстрому построению сети.

Токенизация может повысить скорость роста сети при помощи двух механизмов:

  1. Право собственности на сеть: в должным образом сконструированной сети на базе блокчейна пользователи сети являются также ее владельцами. Поэтому они лично заинтересованы в росте сети до тех пор, пока они считают, что этот рост будет способствовать повышению ценности токенов, которыми они владеют.
  2. Стимулирование действий, обеспечивающих рост: вознаграждения в виде токенов могут быть задействованы с целью стимулирования поведения, необходимого для роста сети. Например, они могут быть использованы для функционирования реферальных программ, или в качестве вознаграждения за какие-либо действия – например, за распространение информации в социальных сетях. Однако, немаловажно, что, из-за больших размеров токенизированных экономик, многие считают, что токенизированные стимулы роста в них, вероятно, увеличат и долю участников сети, и среднее число действий, направленных на рост, приходящихся на каждого участника. В чем причина? Как выразился Соман:

«Когда токены можно мгновенно обменять на наличные деньги, текущая денежная стоимость токена, возможно, представляет собой минимальный уровень его цены. Его также можно потратить в приложениях или сохранить ради возможного будущего увеличения стоимости, порождая страх остаться вне игры, который делает присоединение к сети еще более привлекательным».

Комбинация перечисленных выше факторов – объединения стимулов, создающих большую ценность, и способа, которым токенизация может стимулировать пользователей ускорять рост сети – имеет глубокие последствия для темпов роста сети.

Заключение

Сетевые эффекты являются отличительной чертой бизнесов, которые в наибольшей степени определяют нашу жизнь. Мы думали, что комиссии и данные, которые собирают с нас компании, – это просто та цена, которую мы платим за преимущества, которые они предлагают, но децентрализованные сети на базе блокчейна предлагают нам альтернативу. В этом альтернативном варианте владельцы рынка сами являются его участниками, и токенизация не только приводит в соответствие стимулы, но и фактически добавляет новый уровень экономического стимула для роста сети.

В совокупности эти факторы позволяют предположить, что бизнес будущего, основанный на сетевых эффектах, будет организован не как централизованные коммерческие корпорации, построенные на бизнесмоделях, ориентированных на извлечение экономической ренты, а как децентрализованные системы, основанные на токенизации, приводящие в соответствие стимулы владельцев сети и ее участников.

Более того, вполне возможно, что двойные преимущества ценообразования без уплаты ренты и экономические преимущества, благоприятствующие росту, будут способствовать расширению этих новых сетей до размеров, которые в конечном итоге превзойдут некоторые из существующих в настоящее время компании с моделью, основанной на сетевых эффектах.

Источник



Рубрики:Анализ, Новичкам, Теория

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s