Блокчейн: история любви и страшная сказка (часть 1)

Взгляд изнутри на самый крупный скандал криптосферы. Артур и Кэтлин Брайтман, создатели Tezos, думали, что знают секрет того, как построить новую децентрализованную утопию. Но, воплощая её в жизнь, они погрузились в новый вид ада. Криптотрагедия в трёх актах. Акт первый (начало).

TezosActs.png

В один весенний день 2010 года Кэтлин МакКэффри, учащаяся второго курса Нью-Йоркского университета, получила неожиданное приглашение от незнакомца по имени Артур Брайтман. На основании того, что ему было известно от общих знакомых о политических взглядах МакКэффри, Артур подумал, что она, возможно, захочет присоединиться к ежемесячным обедам, на которых он собирал людей классических либеральных взглядов. (Это, конечно, помимо того, что Кэтлин понравилась ему по фотографии.) Кэтлин из любопытства приняла приглашение.

Брайтман обычно был не слишком общителен, но когда вошла МакКэффри, он тут же устремился к ней, вспоминает Кэтлин. Оказалось, что это было собрание скорее анархо-капиталистов, считающих, что абсолютно свободный саморегулируемый рынок позволит обществу, состоящему из людей, связанных друг с другом исключительно договорными отношениями, процветать в радикальной гармонии. Но к тому моменту, когда Кэтлин поняла, что была введена в заблуждение, они с Артуром уже поладили. Она рассказала Брайтману, что восхищается Милтоном Фридманом. Брайтман с удовольствием рассказал о своей дружбе с внуком Фридмана, Пэтри, и предложил дать ей почитать книгу о свободе, написанную отцом Пэтри.

Чтобы по-больше побыть с Кэтлин, Брайтман после обеда ушёл с импровизированной вечеринки в своей холостяцкой квартире, расположенной в финансовом районе города. На следующее утро он написал МакКэффри, что зарезервировал столик на двоих вечером того же дня. С этого момента всё остальное воспринималось уже как свершившийся факт.

Свидание, несмотря на все их различия в характере и взглядах, прошло прекрасно. Кэтлин – неутомимо энергичная, с быстрым умом, густыми рыжими волосами, прямым взглядом и своеобразной манерой общения, сочетающей очевидную начитанность в философской и экономической тематике с обаятельной простотой и прямолинейностью. Артур попеременно то уходит в себя, то оживляется, с мягкими жестами и чертами лица и сдержанной улыбкой. Кэтлин выросла в северном Нью-Джерси в семье рабочего из Бронкса и ирландского происхождения учительницы начальной школы; она читала The Wall Street Journal и играла в команде по гольфу католической школы для девочек, в которой училась. Артур рос и воспитывался в пригороде Парижа в семье известного драматурга, по совместительству менеджера на телевидении, и госслужащего; в 18 он стал первым представителем Франции, выигравшим медаль (бронзовую) на международной олимпиаде по информатике, кроме того, он получил диплом в области прикладной математики и информатики знаменитой парижской Политехнической школы. Теперь, в 28 лет, он работал специалистом по биржевому анализу в отделении высокочастотного трейдинга Goldman Sachs.

Артур узнал о том, что Кэтлин на восемь лет младше его, только позже, когда заметил, что её учебная работа по эпистемологии и математике кажется довольно простой для аспирантуры. Кэтлин тогда это очень задело. Юный возраст Кэтлин не беспокоил Артура; что имело значение, так это её ум – она вполне поспевала за ходом его рассуждений. Их восхищали друг в друге безапелляционная уверенность в себе и бесхитростная прямота, сочетание которых другие часто принимали за высокомерие.

Когда Кэтлин перешла в Корнелльский университет, она оптимизировала своё расписание таким образом, чтобы проводить больше времени в городе с Артуром, который был бесконечно интереснее её занятий. Если посреди ночи Артур читал, скажем, о редком решении для поддержки навесного моста, то он тут же хотел попробовать свои силы в применении этого принципа. Как-то они с Кэтлин провели два очень счастливых уик-энда за реконструкцией онагра, старинной катапульты. Артур ожидал от неё точности и твёрдости мысли, однако сам часто выказывал неловкую сентиментальность в отношениях с Кэтлин, запасы сил и дружелюбия которой намного превосходили его собственные.

В первые же выходные после выпуска Кэтлин из колледжа они с Артуром отправились во Францию, где поженились. После легендарного Harry’s Bar он привёл её на скамейку на площади Согласия и преподнёс шкатулку. Кэтлин открыла её и обнаружила, что кольцо перевёрнуто лицевой стороной вниз. «В этом был весь Артур, – вспоминает она. – Такой план, столько усилий, и одна маленькая деталь, которая губит всё в самом конце».

С учётом его интереса к математике, компьютерным наукам и экономике, было вполне естественно, что, помимо опор для мостов и древних катапульт, Артур заинтересовался Биткойном. Он купил свои первые биткойны когда ещё мало кто даже слышал об их существовании, и донимал Кэтлин темой криптовалют, пока не заразил этим увлечением и её. Артур провёл бесчисленные часы за изучением документации Биткойна. Совершенно очевидно, это был потрясающий способ сохранять стоимость и передавать её из одного места в другое без платы за услуги доверенного посредника. Но он также был очень неэффективным и ограниченным, так что в конце концов для Артура и Кэтлин – «прирождённых педантов», как любит говорить Кэтлин – стало очевидно, что технология, лежащая в основе Биткойна способна решать намного более масштабные задачи.

Существует большая путаница и разночтения относительно того, что собой представляет блокчейн – кто-то и вовсе считает это лишённым смысла модным словечком – но стандартное определение описывает его как распределённый децентрализованный криптографически защищённый и неизменяемый цифровой реестр. В самых общих словах, блокчейн позволяет группе незнакомых друг с другом людей приходить к согласию относительно состояния распределённого реестра и взаимодействовать на основе достигнутого консенсуса. Блокчейн Биткойна призван заменить собой влиятельных посредников, называемых банками, однако в теории блокчейн способен заменить собой любую из организаций – агентство кредитной информации или социальные сети – существующих для хранения меняющегося набора исторических данных. Мы платим этим централизованным организациям за услуги по хранению наших данных не только в финансовом смысле, но и в смысле возможностей для контроля нашей жизни, которые они вместе с этим получают. Блокчейн, в теории, открывает перед нами новые возможности для решения проблем сложной координации, не наделяя при этом действующих посредников таким богатством и властью.

Разумеется, в этом же заключалась и первоначальная идея самого интернета. Однако его огромный коллаборативный потенциал оказался сосредоточен в руках левиафанов вроде Amazon, Facebook и Google – новых влиятельнейших доверенных посредников. Появление блокчейна указывало путь к сияющим вершинам подлинно децентрализованного мира. Обычно индивидуалистичные и разрозненные предприниматели и киберпанки вдруг объединили свои усилия, и это производило впечатление совершенно особого экспериментального движения, за развитием которого Брайтман наблюдал с большим интересом. Большинство этих ранних новаторов блокчейн-технологий просто взяли исходный код первой криптовалюты, внесли в него изменения по своему усмотрению и запустили альтернативные криптовалютные сети. Это было как если бы они изменили ДНК существующего вида, чтобы получить новую, репродуктивно изолированную ветвь или древо. В глазах Артура и Кэтлин этот «кембрийский взрыв» разрозненных валют был огромной растратой энергии. Намного предпочтительнее было бы иметь некоторый механизм для организации и оптимизации эволюционного процесса, для интеграции его наиболее успешных адаптаций в единый грандиозный проект. Но этого не могло произойти с Биткойном. Его изобретатель, скрывающийся под псевдонимом Сатоши Накамото, был самоустранившимся божеством, в отсутствие которого Биткойн-евангелисты могли только спорить между собой и пребывать в смятении и разобщённости. Биткойн мог развиваться только через расколы, а не путём реформации.

WI070118_CV_Cover_LO_R

Артур и Кэтлин Брайтман (Фото: ANNA HUIX)

Пока в конце лета 2013 года Артур и Кэтлин сочетались браком во Франции и обсуждали, предвестником каких изменений может быть появление блокчейн-технологии, на горизонте появился первый крупный конкурент Биткойна. В январе 2014 года 19-летний канадско-российский вундеркинд по имени Виталик Бутерин опубликовал whitepaper, в которой изложил своё видение того, что он назвал Ethereum. Это должен был быть не просто децентрализованный банк, но глобальный децентрализованный компьютер. Блокчейн Ethereum предусматривал возможность автоматического выполнения программ, называемых «смарт-контрактами», что выходило за рамки простой передачи денег из одного места в другое. Группа людей может таким образом организовать, скажем, собственную страховую компанию, принимать страховые премии, автоматизировать обработку страховой статистики и автоматически производить страховые выплаты по требованию.

Артур распечатал всю базу кода Ethereum, чтобы взять её с собой в медовый месяц, в который они с Кэтлин отправлялись той весной. Он жадно изучал программный код Ethereum на сафари в дельте Отаванги в Ботсване, когда решил, что на слонов он уже насмотрелся. Ethereum был во многом очень похож на то, что Артур себе представлял, но в нём всё ещё сохранялась потребность в некоторой системе коллективного управления. Ethereum был более гибким, чем Биткойн, но за его обновления отвечала основная команда разработчиков под управлением Бутерина. Как и в случае с Биткойном, у тех, кому эти обновления не по нраву, есть в действительности только два варианта действий: либо всё-таки принять изменения, либо образовать «форк» и пойти своим путём. Артур решил создать конкурента с закреплёнными формальными правилами подлинно децентрализованного управления системой – сообщество, в котором укрепление власти и контроля могли, наконец, уступить место новому порядку, где вознаграждались бы компетентность и заслуги перед сообществом. Кэтлин была настроена в отношении криптовалют более скептически, однако поддержала его начинание. «Ранняя пташка червячка ловит, а мышка-соня куском сыра завтракает» (составлено из двух разных английских поговорок, прим. переводчика), – говорит она.

Летом 2014 года, через несколько месяцев после их свадебного путешествия, Артур написал пару меморандумов под псевдонимом LM Goodman и разместил их на тематическом ресурсе, на котором впервые была опубликована whitepaper Биткойна. (Псевдоним является ехидной отсылкой к имени журналистки Newsweek Леи МакГрат Гудман (Leah McGrath Goodman), печально известной ошибочным раскрытием личности Сатоши Накамото.) В опубликованных Артуром документах много внимания уделялось тому, что он считал недостатками Биткойна, содержались оказавшиеся впоследствии точными предсказания относительно проблем, с которыми должен столкнуться Ethereum, а также дальновидно предсказано, что цифровой мир вскоре наводнят новые криптовалюты-однодневки. В качестве способа обхода этих ловушек «Goodman» предлагал новую платформу под названием Tezos, первую в мире «самосовершенствуемую» криптовалюту, которая могла бы ассимилировать все лучшие новые идеи в этой отрасли. «Хотя ирония предотвращения фрагментации криптовалютной сферы путём выпуска ещё одной криптовалюты, конечно, от нас не ускользает, – говорится во второй whitepaper Артура, – Tezos действительно претендует на то, чтобы стать последней криптовалютой».

Меморандумы остались совершенно незамеченными сообществом. Артур, на тот момент работавший в Morgan Stanley, пытался донести свою идею до представителей разных корпораций, которые выражали заинтересованность в блокчейне, но, по собственному признанию, он был ужасным представителем для собственного творения. Кроме того, смысл Tezos состоял вовсе не в том, чтобы помочь корпоративным менеджерам среднего звена произвести впечатление на своих начальников с помощью блокчейн-решений, он заключался в поддержке крупномасштабных совместных мероприятий. Но как им было набрать критическую массу пользователей? Биткойн медленно собирал пользователей на протяжении многих лет, но теперь криптовалютное поле было большим, хаотичным и конкурентным. Если вы создали криптовалюту, это само по себе ещё не значит, что кто-то станет ею пользоваться.

Однако, существовал один относительно новый вариант – ICO, или первичное предложение коинов – который предоставлял способ форсированного старта для новой децентрализованной платформы путём использования краудфандинговой модели. Это как если бы оператор парка развлечений рекламировал чертежи для инновационных «американских горок», продавал авансом токены, дающие право скидки на будущие поездки по ним, и направлял вырученные средства на строительство парка аттракционов, который в конечном итоге будет контролироваться, поддерживаться и обновляться самими посетителями. ICO, в ходе которого одна сторона собирает деньги для поддержки сообщества, в перспективе лишённого единого центра, представляет собой короткую, хоть и неровную, дорогу к утопической политической цели. Она сопровождается также риском того, что на сомнительном ICO могут продаваться бесполезные фишки для казино, которое никто не собирается строить. Однако Ethereum реализовал свои токены именно так, и привлечённые таким образом 18 миллионов долларов дали начало оживлённой и разнообразной микроэкономике, капитализация которой на пике доходила до 135 миллиардов долларов.

Через знакомых в либертарианских кругах Артур вышел на одного из людей, которые помогали организовать ICO Ethereum, Йохана Геверса, живущего в Швейцарии экспата из Южной Африки. По рекомендации Геверса и при его поддержке Артур и Кэтлин решили пойти по тому же пути. Брайтманы надеялись, если повезёт, привлечь 20 миллионов долларов и были бы рады получить хотя бы скромное влияние в отрасли. К их удивлению, Tezos стал крупнейшим на сегодняшний день ICO в истории. Однако очень скоро этот сюрприз превратился в кошмар, когда проект стал эпицентром множества затаённых обид, оказался втянут в изнурительные судебные тяжбы, и ходили даже странные слухи о международном заговоре с целью убийства. То, что начиналось с утопического намерения, разрослось в один из самых больших скандалов криптосферы.

 

Продолжение следует…

Источник: Wired



Рубрики:Сообщество

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s