Хитрости криптотрейдера: как работает самый успешный криптовалютный хедж-фонд Азии

960x0 (2)

Профи криптотрейдинга из FBG Capital Шуоджи “Винсент” Чжоу “подсел” на торговлю биткойнами, пока ухаживал за свой новорожденной дочерью

В один прекрасный мартовский вечер бар отеля Four Seasons в Сан-Франциско был заполнен до отказа: здесь обсуждали криптовалюты, одну из самых животрепещущих тем мира финансов и технологий. И хотя о мероприятии было объявлено всего за два дня, от желающих его посетить не было отбоя. Всех этих людей привлекла возможность прикоснуться к легенде – лично увидеть представителей пекинского фонда FBG Capital, в одночасье добившихся успеха.

В основном это были мужчины-азиаты в возрасте 20–30 лет, с iPhone X в руках и c множеством идей относительно того, как цифровые валюты могут изменить будущее и принести им прибыль. Все собравшиеся знали о том, что всего за один год капитал фонда FBG вырос с 20 млн до 200 млн долларов. Удивительно, но всего 10 месяцев назад у группы трейдеров, создавших компанию, даже не было для нее названия, а сегодня в числе ведущих инвесторов этого крупнейшего азиатского фонда числится Sequoia Capital из Кремниевой долины. И вот они в Америке, в поисках инвесторов.

В основу стратегии FBG положены три принципа: инвестирование венчурного капитала в первичное размещение монет (ICO), торговля на новостях и событиях, предполагающая быструю покупку и продажу токенов и, самое главное, использование инсайдерских взаимоотношений и маркетингового ажиотажа для получения прибыли. Достаточно взглянуть на то, как стремительно взлетели показатели компании, чтобы понять, что в мире криптовалют возможно все, что громкие слова о демократизации не стоят ничего, а путь к богатству на самом деле открыт инсайдерам.

36-летний создатель FBG, Чжоу Шуоджи (Zhou Shuoji), вырос в китайской провинции Цзянсу, в семимиллионном городе Яньчэн, в нескольких часах езды к северу от Шанхая. Он изучал прикладную математику в Национальном университете электронауки и технологий в центральном Китае, но итоговую работу не защищал. “Я считаю, что самое важное в университете – это дружба, а все, что я изучал, у меня уже вылетело из головы,” – рассказывал он в своем интервью Forbes из отеля в Сан-Франциско. Сейчас FBG, он же Fintech Blockchain Group, работает в Нью-Йорке, Сингапуре, Южной Корее и Китае, но до недавнего времени штаб-квартира фонда располагалась в коворкинге в Китае. На одностраничном сайте компании можно найти лишь ее логотип и адрес электронной почты.

После университета Чжоу работал в Пекине IT-консультантом в компаниях IBM и Oracle, а в 2014 году инвестировал накопленные 10 000 $ в биткойны. В 2015 году он покинул Oracle и полностью посвятил себя торговле криптовалютами, и когда стоимость коина выросла с 270 $ до 430 $, его капитал увеличился до 100 000 $. Хитрая стратегия Чжоу заключалась в том, чтобы максимально использовать к собственной выгоде несовершенства нового рынка. Иногда он покупал биткойны на одной бирже за 300 $ и продавал на другой за 301,50 $, ничем не рискуя и получая прибыль в размере 1,50 $ с коина, что не так уж и трудно сделать при наличии стабильного высокоскоростного интернета и некоторых навыков трейдинга.

Вскоре он объединил силы и средства со своими китайскими единомышленниками, и к началу 2017 года их совокупный капитал достиг 20 млн долларов. В том же году, когда началась ICO-лихорадка, Чжоу и его друзья-трейдеры охотно скупали коины, иногда принимая решения лишь на основании технической документации и призрачных обещаний команд разработчиков. Группа вложила миллионы долларов в десятки проектов, такие, как Tron, Decentraland и MakerDAO.

Гордон Чен (Gordon Chen), один из трейдеров, ранее сотрудничавших с Джоу, описывает нестандартный подход FBG к инвестированию в ICO так: фонд присматривается к создателям коина, мониторит чаты в Telegram, общается с профессорами, учеными, инженерами, инвесторами и лидерами сообществ. Сам Чен постоянно ездил на встречи с представителями криптовалютных команд и проводил процедуру комплексной оценки коина. “На этой неделе я спал по три–четыре часа за ночь”, – отметил Чен в своем интервью в Сан-Франциско.

Несмотря на хаотичный характер инвестиций FBG, свойственный всему криптомиру, в котором никто не может ничего гарантировать, именно такая стратегия обеспечила фонду процветание. Так, фонд инвестировал в криптоплатформу OmiseGO, которая, по утверждению ее создателей, планирует оказывать услуги людям, не имеющим счетов в банке, и, по сравнению с 0,27 $ на момент покупки в середине 2017 года стоимость, стоимость коинов OmiseGO увеличилась в 33 раза. Фонд приобрел токены Zilliqa, платформы для ускорения финансовых транзакций, по цене около 0,9 цента за токен. В 2018 году цена токенов Zilliqa доходила уже до 20 центов. Как и многие другие крупные инвесторы криптомира, FBG получали скидку в размере 30% на этапе “предпродажи” ICO.

“Я считаю FBG одной из самых талантливых команд инвесторов в этой сфере,” – говорит Олаф Карлсон-Ви (Olaf Carlson-Wee), 29-летний крипто-вундеркинд, появившийся на обложке номера Forbes от 27 июля 2017 года, создатель крупнейшего в США криптофонда Polychain Capital, управляющего активами в объеме около 1 млрд долларов. Фонд FBG действительно славится своим “чутьем” на многообещающие криптопроекты из Азии.

960x0

По словам Чжоу, на трейдинг приходится более половины дохода FBG, но, по мере того, как криптотрейдинг становится все более прозрачным и рациональным, компания отходит от арбитража на разнице курсов криптовалют и переключается в большей мере на “событийный” трейдинг, анализируя новости в области крипторегулирования и прогнозируя их влияние на стоимость криптовалют. Например, когда в декабре 2017 года CME Group заявила о своих планах по запуску фьючерсных контрактов на Биткойн, Чжоу открыл длинные позиции в расчете на рост курса. Когда в 2018 году появились новости о том, что японская биржа Coincheck подверглась хакерской атаке, он быстро открыл короткие позиции. Как сообщает FBG, не раскрывая подробностей, в 2017 году благодаря трейдингу фонд увеличил свой капитал в 4 раза.

Тактики FBG не всегда законны. Так, руководство FBG замалчивает информацию о своих связях с биржами, крипто-аналогами NYSE или Nasdaq. Как правило, после анонса включения токена в листинг одной из главных бирж цена на него резко повышается, поскольку получение новой ликвидности считается фактором, положительно, влияющим на курс. Чжоу поддерживает теплые взаимоотношения с тремя самыми активными криптовалютными биржами: OKEx, Binance и Huobi, объем торгов на каждой из которых составляет от $500 до 1 млрд долларов в день. Используя свои связи, FBG способствовал включению в листинг бирж ICO, в которые фонд инвестировал.

Хотя влиять на биржевые листинги пытаются многие криптовалютные хедж-фонды, у FBG есть неоспоримое преимущество в виде торговых объемов. Так как FBG является активным игроком на рынке, — утверждается, что ежемесячные объемы торгов фонда достигают 10 млрд долларов – фонд может направлять заявки на любую торговую платформу, увеличивая доход биржи.

По утверждению Чжоу, у него нет никаких “особых привилегий”, когда речь заходит о включении того или иного коина в листинги бирж – он может только давать рекомендации, а окончательное решение принимают сами биржи. Если даже это так, проблема заключается в том, что о таких действиях не всегда сообщается. Так, в сингапурской компании Huobi существует комитет внешних партнеров, которые предоставляют рекомендации по включению токенов в листинги биржи, публикуемые на сайте, и в число таких партнеров входит и FBG. В отличие от Huobi, биржа Binance не разглашает эту информацию.

Нагнетание ажиотажа вокруг объектов своих инвестиций является еще одним стратегическим приоритетом бизнес-модели FBG. В Китае FBG помогает ICO, связывая команды с медиа-агентствами, которые, в свою очередь, платят блоггерам за положительные отзывы об их токенах, что, судя по всему, является распространенной в Азии практикой. В прошлом году FBG инвестировал в Tron, криптоплатформу, заявляющую, что она создает “глобальную систему бесплатного развлекательного контента на базе технологии блокчейн”. Китайская платформа Tron неоднократно подвергалась критике за копирование технической документации у проекта Filecoin.

Почему же FBG вложил средства в Tron? “Нам показалось, что управляющий Tron Джастин Сан – прекрасный маркетолог,” – ответил партнер FBG Ричард Лю (Richard Liu). У Сана 450 000 подписчиков в твиттере, а каждый твит – это реклама платформы, как, например, недавний твит, в котором логотип Tron появляется на гигантском экране Nasdaq на Таймс сквер в Нью-Йорке с подписью “#TRON снова на #NASDAQ! Мы изменим блокчейн, интернет и мир! Мы рвемся вперед, не отставай”. Благодаря Сану, пиковая рыночная капитализация Tron доходила до 18,9 млрд долларов, несмотря на то, что показатели компании нельзя назвать впечатляющими. (FBG утверждает, что фонд вернул свои инвестиции в Tron).

960x0 (1)

Чжоу с сотрудниками FBG в коворкинге в Пекине

FBG также славится своим быстрым входом и выходом из инвестиций. “Они спекулянты”, – считает создатель конкурирующего криптовалютного хедж-фонда 8 Decimal Capital Юбо Руан (Yubo Ruan) из Пало-Альто. “Их метод работы – это “памп и дамп”, накачка и сброс курса”.

Лю, бывший инвестиционный банкир, работающий в FBG с июня 2017 года, рьяно опровергает это обвинение. Компания не разглашает информацию о своих торговых операциях с ICO и не хочет разглашать сведения о конкретных капиталовложениях. Единственное исключение: Aeternity, конкурент Ethereum, вторая крупнейшая криптоплатформа, созданная Яниславом Малаховым (Yanislav Malahov), самопровозглашенным «крестным отцом» Ethereum, с поддержкой так называемых офчейн-функций.

В 2018 году цена биткойна снизилась более чем на 50%. Лю утверждает, что трейдинг FBG неизменно прибылен от месяца к месяцу, отмечая при этом, что инвестиции компании в ICO в условиях текущего «медвежьего рынка» снизились примерно на 30%.

Как и большинство крупных криптоинвесторов, FBG беспокоят вопросы законодательного регулирования. Больше всего Чжоу опасается того, что Комиссия по ценным бумагам и биржам может объявить все токены вне закона. Чтобы не допустить самого страшного, FBG уже озаботились поиском альтернатив и ищут инвесторов для своего нового фонда Volatility Token Fund, зарегистрированного на Каймановых островах. Фонду уже удалось собрать 100 млн долларов с комиссией фонда “1,5 и 20”. Помимо Sequoia и Polychain, с новым фондом FBG сотрудничает пекинский майнинговый гигант Bitmain.

“Мы хотим быть институциональным участником рынка, а не просто людьми, зарабатывающими деньги”, – подчеркнул Лю в своем интервью, которое он дал из ресторана в Сан-Франциско. И кто знает, возможно, на рынке, где побеждает тот, кто выступает против официальных институтов, именно нелинейный подход FBG к управлению капиталом окажется самым правильным.

Источник: Forbes



Рубрики:Инвестиции, Сообщество, Финансы, биржи

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s