Отошедшая от дел легенда Уолл-стрит делает ставку на Биткойн (часть 4)

1

(Иллюстрация Кита Негли)

Статья посвящена Майклу Новограцу, легендарному инвестору с Уолл-стрит, начавшему новую жизнь в сфере криптовалют, и который называет себя «Форрестом Гампом от Биткойна», имея в виду свою способность оказываться в нужное время в нужном месте.

К осени Новограц в очередной раз стал миллиардером: если летом стоимость одного биткойна составляла около 3 тысяч долларов, то теперь она подбиралась к отметке в 5 тысяч. В октябре мы с моим героем встретились в его офисе, в лобби которого стоит статуя трюкача Ивела Книвела с подписью «Кости заживают, боль временна, а девчонкам нравятся шрамы». На мягких диванах Новограца ждали представители дотационного фонда Брауновского университета, члены правления Tesla и руководители одного из крупнейших пиар-агентств. 

За две недели до этого финансист заявил о своем намерении запустить криптовалютный хедж-фонд, стартовый капитал которого должны составить 150 миллионов долларов из тех денег, что он заработал на криптовалютах, и 350 миллионов долларов средств сторонних инвесторов (Боуз Вайнштейн, основатель хедж-фонда Saba Capital Management и мой бывший одноклассник, отметил: «Я обожаю эту его тактику: «Ребята, это пузырь! Давайте скорее к нам, седлать ракету!»). Майкл собрал некоторых из своих сотрудников, чтобы обсудить с ними планы по созданию фонда. Большинство работников было одето очень демократично. Сам Новограц обычно носит футболки и штаны спортивного покроя, и сейчас он был одет примерно так же. «Я хочу собрать деньги так быстро, как только возможно, – заявил он. – У меня предчувствие, что в ближайшие шесть месяцев рынки значительно вырастут».

«Встречи с людьми – это всегда скучная показуха, – продолжает финансист. – Я хочу привести человека, чьи навыки будут отличаться от моих, кого-то более молодого и умного. Фонд Pantera, например, привлек для этой цели подростка, который рассказал о шансах взломать код Биткойна».

Каждую среду вечером Новограц проводит свои нашумевшие криптовечеринки, которые он описывает как знаменитую сцену в баре из саги «Звездные войны». Во вселенной Джорджа Лукаса он бы, вероятно, занимал место мастера Йоды в силу своего возраста и авторитета. Перед тем как сотрудники разбрелись кто куда, прозвучало предложение запретить вход банкирам в костюмах. После завершения этой дискуссии начались непосредственно встречи. В офисе у Новограца есть свой стол, но за ним я его почти не видел: финансист предпочитает диван. В числе его любимых фразочек – «Это уже не в моей компетенции» и «Пойду позову одного из своих гиков».

«Я неплохой лидер, но я не управленец, – говорит Майкл. – Лидер должен вдохновлять, а управленец должен придерживаться заданного курса».

В помещение зашли два загорелых пиарщика, мужчина и женщина. Они пришли, чтобы обсудить идею гендерного коина под названием Y-Coin. «Многие женщины ничего не понимают в финансах», – сказала, среди прочего, женщина. Когда они ушли, я спросил Новограца, что он думает по этому поводу, и тот только покачал головой.

Затем пришел бородатый продюсер в черной шляпе и смокинге, чтобы обсудить фильм, в создании которого Новограц принимает участие. Финансист вошел в киноиндустрию после ухода из Fortress и недавно проспонсировал прошедший практически незамеченным, но странным образом завораживающий фильм «Мой друг Дамер» о юных годах серийного убийцы. Теперь он решил вложить средства в проект более коммерческой направленности – триллер Сэма Левинсона «Нация убийц».

После продюсера на встречу пришел молодой выпускник Фордемского университета, ранее работавший в банке Citi. В ответ на вопрос Новограца о «самой поганой с точки зрения морали сделки» он назвал предоставление краткосрочных займов до зарплаты. На это потенциальный работодатель парировал, что компания достаточно богата для того, чтобы «не делать дерьмовых вещей». «Я знал, что мне достанется за костюм», — рассмеялся юноша.

Ближе к 6 часам в кантине воцарилось оживление. Юные идеалисты познакомили меня с огромным спектром применения новой технологии. В числе прочих они упомянули некую фармацевтическую блокчейн-схему и компанию по производству умной ткани, которая планировала запуск собственного токена.

Когда мы покинули вечеринку, Новограц отметил: «Моя роль – быть пресс-секретарем и взрослым. Они все молоды, и им может понадобиться совет». К молодежи, делающей миллионы в пока еще не регулируемом криптовалютном пространстве, он обратился с призывом платить налоги.


Криптовалютный бум неоднократно сравнивали с модой XVII века на голландские тюльпаны. Луковицы продавались за астрономические деньги, не имеющие ничего общего с их реальной стоимостью, до тех пор, пока не произошел ожидаемый крах рынка. Многие инвесторы и мыслители скептически настроены по отношению к криптовалютам, в том числе и Уоррен Баффет и глава JPMorgan Chase Джейми Даймон. Экономист Нуриэль Рубини предсказал, что стоимость биткойна рухнет до нуля. «За этим ничего не стоит, – вторит ему эксперт Асват Дамодаран. – Во всей истории рынков я не могу припомнить ничего столь же незначительного, из-за чего было бы исписано столько чернил, проведено столько дискуссий и представлено столько анализов, как за два последних года из-за криптовалют».

После того как летом и осенью криптовалюты пережили стремительный взлет, Новограц назвал эту стадию развития «фазой спекулятивного сумасшествия», которая завершится так же, как пузырь доткомов, но за которой последует фаза восстановления, где будут задействованы более зрелые игроки. По прогнозам Новограца, отдельные криптовалюты ждет провал, однако будущее Биткойна и Эфириума будет более радужным – в долгосрочной перспективе они сохранят свою стоимость. «Я не знаю, закончится ли эта спекулятивная фаза в марте, через год или через полтора года, – сказал тогда Новограц, – но она закончится». Финансист предположил, что это произойдет, когда криптовалюты купит слишком большое количество людей.

Я спросил у основателя Ripple и Stellar Джеда МакКалеба, не слишком ли поздно финансовая индустрия присоединилась ко всеобщему веселью. «Напротив – с технической точки зрения, они пришли слишком рано, – ответил МакКалеб. – Реальному развитию ситуации предшествует хайп, как это было и с пузырем доткомов. В этой отрасли существует множество хороших идей, но много и бессмыслицы, в которую были вложены неоправданно большие деньги. Многие инвесторы не могут отличить зерна от плевел». В ответ на вопрос, удается ли это Новограцу, МакКалеб сказал: «Легко казаться умным на бычьем рынке. Впрочем, это, конечно, не значит, что он не умный парень».

4

«Спасибо, доктор, теперь я могу вернуться к работе»


Один мой друг, работающий в финансовой сфере, однажды сказал мне: «Никто не может пройти испытание миллиардом». По моим наблюдениям, получение огромного состояния зачастую приводит к определенным решениям в личной и деловой сферах, о которых потом приходится жалеть. Стратегия Новограца, по всей видимости, заключается в чрезмерных личных тратах, филантропии и медитации.

В ноябре прошлого года я отправился в индийский штат Тамилнад, чтобы познакомиться с Кришнаджи, духовным наставником Новограца. Он оказался статным мужчиной, пахнущим хорошим мылом. Кришнаджи научил своего знаменитого подопечного осознавать и растворять «состояние страдания» и проживать свою жизнь в том, что он называет «красивым состоянием» сознания и духа. В январе 2015 года они вместе с Новограцем проехали по Индии в поисках принадлежащих центральному банку страны проблемных недвижимых активов, в которые можно было бы вложить средства. По признанию Новограца, во время поездки он хотел исключительно медитировать, а его наставник – исключительно работать со сделками с привлечением прямых инвестиций. «В следующие семь лет мы будем оформлять земли, заниматься девелопментом и делить их на участки и лоты, в зависимости от местоположения», – рассказал Кришнаджи во время нашей встречи.

Сайт его риелторской компании White Lotus Structures гласит, что «во всех его творениях ощущается прикосновение священного». («Он тот еще фрукт», – сказала мне Суки Новограц, когда я упомянул о сделках Кришнаджи. Тот, в свою очередь, отметил, что вкладывает значительную часть полученных средств в свою академию).

Пока я шел по «Тихой тропе», соединявшей мою виллу с пляжем в Бенгальском заливе, один из гуру вышеупомянутой академии рассказал мне, что Кришнаджи ведет дела из красивого состояния бытия, и именно в этом кроется секрет его успеха.

Впрочем, об уходе Новограца из Fortress наставник говорит без экивоков. «Он понял, что в течение всей жизни видел себя великим финансовым гением, и в этом конкретном случае он допустил такую огромную ошибку, что это его самоощущение пошатнулось. В этот момент он не был финансовым гением. Дело было в глупом решении, которое он принял. Он понял, что его страдания вызваны не столько потерей денег, которые он мог заработать снова, сколько смертью того образа, с которым он привык себя соотносить».


Криптовалютный хедж-фонд Новограца так и не начал свою работу. В декабре, когда стоимость биткойна превысила 19 тысяч долларов, финансист сказал мне: «Запускать хедж-фонд сейчас – совсем не то же самое, что три месяца назад». Он подчеркнул, что ему некомфортно управлять деньгами других людей, когда валюта находится на пике своей стоимости, и предсказал ее закрепление на уровне между 8 и 16 тысячами долларов. «Я предпочитаю показаться глупцом, нежели действительно оказаться им», – добавил Новограц. Сразу после того как он рассказал мне о своих намерениях отложить запуск хедж-фонда, Биткойн пережил одно из своих привычных незначительных падений, опустившись до отметки ниже 14 тысяч долларов.

Многие думали, что Новограцу попросту не удалось собрать достаточное количество средств, что, несмотря на его умение произвести впечатление, в случае с фондом финансист оказался недостаточно убедителен. «Чтобы создать фонд, нужно сконцентрироваться, уделять внимание деталям и стремиться стать институциональным учреждением, – считает менеджер, назвавший Новограца простым продажником. – Выгодная сделка – это еще не фонд».

Перед тем как выйти из этого проекта, финансист рассказал мне еще об одной своей идее, значительно более масштабной, определенно более институциональной и потенциально более долговечной. Он хотел запустить торговый банк открытого типа исключительно для криптовалют, который с присущей ему нескромностью планировал превратить в «Goldman Sachs от криптоиндустрии». Проект носил название Galaxy Digital. «Я буду выглядеть либо гением, либо идиотом», – сказал Новограц.

О своих планах он рассказал в начале января, и примерно в эти же дни вышеупомянутый Даймон из JPMorgan Chase, один из самых ярых критиков криптовалют, публично выразил сожаление в связи с тем, что ранее называл биткойн мошеннической схемой. Вскоре я встретился с Новограцем, чтобы поговорить о Galaxy Digital.

«Goldman Sachs делает деньги как на росте, так и на падении фондовых рынков, – отвечал финансист. – Именно такую схему мы и стремимся воплотить. В первые пару лет работы она все же будет привязана к динамике рынка, но мы планируем привнести в бизнес достаточную долю разнообразия, чтобы он мог выдержать бури». По словам Новограца, Galaxy Digital будет объединять в себе его личные значительные криптовалютные запасы, операции по управлению активами, трейдинг, структуру, занимающуюся инвестициями в ICO, а также подразделение, которое будет заниматься консультированием бизнеса.

Запуск новой организации проводился путем обратного поглощения с участием канадской компании-пустышки Bradmer Pharmaceuticals. Предполагалось, что Galaxy Digital будет базироваться в Нью-Йорке, однако Новограц решил выйти на Фондовую биржу Торонто в силу более простого и быстрого доступа к ней с перспективой дальнейшего выхода на национальные канадские торги. Он планировал вложить около 350 миллионов долларов и привлечь еще 250 миллионов.

«Это блестящий шаг, – сказал глава нью-йоркской компании Ritholtz Wealth Management Джош Браун. – Всегда лучше владеть казино, чем играть в нем». Менеджер хедж-фонда Джефф Грамм, в свою очередь, отметил, что «для тех, кто верит в криптовалюты, это отличная возможность занять растущую нишу, которая может оказаться слишком рискованной для Goldman Sachs и других банков. Даже если 90% этих валют окажутся пустышками, вы все равно сможет построить прекрасный бизнес. Подумайте о Майкле Милкене и банке Drexel Burnham периода конца 70-х – начала 80-х. Ни один из крупных инвестиционных банков не захотел связываться с высокодоходным трейдингом, и благодаря этому Drexel Burnham стал самым прибыльным на Уолл-стрит». Впрочем, тут стоит отметить, что Милкен, известный тогда как «король мусорных облигаций», был приговорен к десятилетнему заключению за мошенничество с ценными бумагами и выпущен на свободу спустя два года. Новограц публично обращался к криптовалютным магнатам с призывом играть по правилам, чтобы избежать подобной участи.

Джед МакКалеб из Ripple и Stellar предсказал, что в ближайшие пару лет многие криптовалютные компании с серьезными балансовыми ведомостями будут скупать друг друга. «Торговый банк может упростить сопутствующие этому процессы. Сейчас самое время для его появления», – отметил эксперт.

Разумеется, далеко не всем по нраву идея о захвате ключевых позиций в новой сфере миллиардером из финансовой отрасли. Один из пользователей Twitter, именующий себя криптоюристом, написал: «Ну да, конечно: давайте используем криптовалюты для воссоздания облажавшихся институциональных структур, для обхода которых криптовалюты и были созданы».


Недавно Новограц появился на чопорном ужине для вышедших на пенсию партнеров Goldman Sachs в своих спортивных штанах. Он и раньше ходил на подобные мероприятия, но тогда он еще не был успешным игроком криптовалютного мира. Блудный сын вернулся и нередко упоминает Goldman Sachs, видевший его взлеты и падения, в разговоре.

Государственное регулирование по-прежнему остается одним из главных вызовов для будущего блокчейна. «Это напрягает, потому что нормативно-правовые условия остаются неясными, – говорит Новограц. – Мы даже не знаем в точности правил игры, и это касается всех стран, включая и США».

В день, когда мы встретились в его апартаментах, стоимость биткойна упала на фоне жестких мер в отношении криптовалют со стороны китайских властей и сообщений об аналогичных планах Южной Кореи. Параллельно с этим хедж-фонды, многие из которых к концу 2016 года испытывали трудности или были на грани гибели, отчитались о самых высоких за последние годы доходах. После шести лет исследования финансовой отрасли я пришел к выводу, что, несмотря на всю видимость экспертизы и интеллект, на самом деле никто не знает ничего. «Через два года Galaxy Digital превратится в крупный бизнес. Или не превратится», – сказал мне Новограц.

Кажется, что такой философский подход он закалил в боях. «Знаешь, когда облажаешься столько раз, то уже не так беспокоишься обо всем этом, – рассуждает финансист за бокалом бургундского вина. – Я старался как мог. Думаю, на этот раз я не ошибаюсь».

Источник: The New-Yorker



Рубрики:Инвестиции, Сообщество

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s