Отошедшая от дел легенда Уолл-стрит делает ставку на Биткойн (часть 3)

1

(Иллюстрация Кита Негли)

Статья посвящена Майклу Новограцу, легендарному инвестору с Уолл-стрит, начавшему новую жизнь в сфере криптовалют, и который называет себя «Форрестом Гампом от Биткойна», имея в виду свою способность оказываться в нужное время в нужном месте.

По словам Новограца, появление и развитие криптовалют стало прямым следствием кризиса 2008 года, после которого люди утратили доверие к банкам и банкирам. О своем новом увлечении он говорит с жаром истинного апологета. «Я называю это децентрализованной революцией, – рассказывает Майкл. – Мы не доверяем разнообразным институтам, не доверяем властям». Биткойн появился в 2009 году как пиринговая валюта, позволяющая осуществлять платежные транзакции без посредников вроде банков или компаний, обслуживающих кредитные карты, сохраняя при этом анонимность. Личность его создателя Сатоши Накамото – или группы людей, скрывающихся за этим псевдонимом – до сих пор остается тайной.

После краха его фонда в Fortress Новограц поехал в One World Academy на побережье Бенгальского залива, чтобы обсудить дальнейшие шаги со своим гуру Кришнаджи. Они познакомились в 2007 году через бизнес-тренера Тони Роббинса. «Каково сейчас твое видение? – спросил Кришнаджи у Новограца. – Какова твоя задача?» Тогда финансист колебался между уходом в политику и еще одной попыткой возвращения в финансовую сферу. Не в последнюю очередь благодаря Биткойну, по возвращении на Манхэттен он сделал выбор в пользу второго варианта.

В эпоху первого пузыря доткомов технология, послужившая основой для всеобщей мании с последующим ее спадом, была по крайней мере понятной: пользователь, например, заходил на сайт Pets.com и покупал поводок для своей собаки, который затем доставляли ему домой. Криптовалюты же нельзя подержать, они не могут быть поняты как объект физического мира: они децентрализованы, и это дает сторонникам новой технологии – часто убежденных либертарианцев – ощущение, напоминающее религиозный опыт. Новограц вспоминает, как после одной из конференций к нему подошла девушка и рассказала, что его выступление перевернуло всю ее жизнь. «Потом со мной захотели сфотографироваться китайцы. А потом – ортодоксальные иудеи. В тот день я сделал, наверно, около двадцати селфи», – вспоминает финансист.

Фиатные валюты вроде доллара поддерживаются как центральными правительствами, так и пользователями, тогда как криптовалюты поддерживаются только самими пользователями. С самого начала истории Биткойна Сатоши Накамото ограничил его максимальный объем его предложения 21 миллионом коинов, и одна часть держателей криптовалюты зарабатывает ее путем предоставления вычислительных мощностей для осуществления и подтверждения транзакций в сети, а другая покупает. Биржи вроде базирующейся в Сан-Франциско Coinbase позволяют всем желающим приобрести коин или его долю за фиатные деньги или другие криптовалюты, делая рынок открытым для новых пользователей. Непрозрачность среды, в которой осуществляется оборот коинов, а также неопределенность их будущего с точки зрения регулирования рынка и его существования в целом, создает почву для спекуляций и небывалой волатильности. Масштаб некоторых из схем накачки и сброса цены или пирамидальных схем в области криптовалют сопоставим с аферами Берни Мейдоффа. На практике широкомасштабное легитимное применение криптовалют оказалось труднодостижимым, и сейчас многие воспринимают Биткойн скорее как средство сбережения, нежели как валюту, на которую можно купить сэндвич или оплатить маникюр. Кроме того, их использование влечет за собой определенные экологические издержки, поскольку майнинг криптовалют требует больших вычислительных мощностей.

Впрочем, на стремительный рост криптовалют это не повлияло. По-прежнему активно проводятся первичные продажи коинов, а компании, оказавшиеся на грани полной невостребованности, как Kodak, планируют выпуск собственных криптовалют, равно как и правительство Венесуэлы с проектом национальной криптовалюты El Petro.

В основе криптовалют лежит система блокчейна, децентрализованной и регулярно обновляемой базы данных, распределенной в сети компьютеров. Что можно сделать с помощью блокчейна кроме покупки наркотиков в даркнете? В действительности, потенциал технологии достаточно обширен: реестр, распределенный между множеством компьютеров, позволяет переводить деньги более безопасным и быстрым по сравнению с традиционными банками способом. И это только начало – платформа Ethereum, например, может работать как база данных для самоисполняемых контрактов, не требующая участия юристов и подходящая для заключения самых разнообразных сделок, в том числе и с недвижимостью.

Новограц, очевидно, сумел извлечь максимальную выгоду из спекулятивного пузыря и восстановить свое состояние, но вместе с тем он настаивает, что инвестировал в том числе и в утопические аспекты новой технологии. Он не думает, что криптовалюты могут заменить доллары или йены, но вместе с тем считает их настоящей находкой для развивающихся стран, жители которых не доверяют национальным фиатным валютам. Финансист также отмечает, что блокчейн может произвести настоящую революцию с точки зрения хранения, распространения и защиты информации. «Я умею продавать мечты, – говорит Новограц. – Я могу выйти на сцену и сделать так, чтобы люди сказали «Аллилуйя!»

Энтузиазм Новограца чист и заразителен. Кроме того, когда-то предполагалось, что Twitter и Facebook также должны ввести человечество в новую эру демократии и прозрачности.


Незадолго до нашей следующей беседы, которая состоялась примерно через месяц после встречи выпускников Принстона, Новограц вернулся из своего ретрита. «Это нетипичный для меня отпуск, – поделился он за ланчем в одном из заведений района Сохо. – Там тебя погружают в благородную тишину. Ты не можешь соврать, потому что в принципе не можешь говорить. Нельзя пользоваться даже языком жестов. Сексуальная активность тоже исключена, в том числе и мастурбация. Вся эта история – о самоконтроле».

3

К моменту окончания ретрита отказ от самолюбия и отсутствие общения с другими, кажется, окупились в поистине кармическом масштабе: наибольшую прибыль Новограцу принесла его первоначальная 7-миллионная инвестиция, которую он сделал в 2013 году. «Вся гениальность, если таковая вообще имела место, заключалась в том, чтобы однажды сделать ставку и потом просто корректировать портфель», – поделился инвестор. В начале 2016 года он также вложился Ethereum, стоимость которого на тот момент составляла около доллара за коин, и теперь периодически конвертировал свои активы в различные криптовалюты, стремясь минимизировать риски, поскольку состояние его заметно увеличилось.

Стоимость эфира резко пошла вверх как раз во время его медитаций. «Я покинул ретрит, увидел, насколько вырос эфир и подумал: ну, хорошо, я только что заработал целую кучу денег, медитируя. Я сделал, наверное, миллионов двести на всей этой истории». Новограц обналичил некоторую часть своей криптовалюты, чтобы купить частный самолет G550, гидроплан и скульптуру авторства Георга Базелица. «Я впервые побаловал себя», – говорит он.

Интенсивные медитации и многочасовое молчание освободили в сознании место для мечтаний. «Но главным героем всех этих грез был этакий герой-воин, архетип, на котором я вырос. Зачастую они были слишком мультяшными: я спасал самолеты и женщин, думал о том, как реорганизовать схему сбора денег в фонд Robin Hood Пола Тюдора Джонса, размышлял, не принять ли мне участие в выборах и как заработать больше денег на Эфириуме, чтобы увеличить размер своих пожертвований. И я думал: «Боже, чувак, насколько же велико твое чертово эго?» В эти 11 дней уместилось, наверно, четыре года мечтаний», – делится Новограц.


Через несколько недель после нашего обеда, в разгар лета, мы стояли на временном пирсе в Бронксе и смотрели, как группа темнокожих заключенных в оранжевых костюмах и наручниках поднимается на борт плавучей тюрьмы Vernon C. Bain Center. «Это очень символичное судно. Словно корабль для рабов», – отметил мой визави. Кругом валяются дешевые черные туфли Patakis, названные в честь бывшего губернатора штата Нью-Йорк Джорджа Патаки, находившегося у власти в момент их поступления в продажу: выходя на волю, бывшие заключенные сбрасывают их в знак обретения свободы. В это же время молодой выпускник Йельского университета и сотрудник проекта The Bail Project вносит залог за двух заключенных, находящихся на борту. Новограц – председатель правления этого движения и один из главных ее спонсоров. Он заинтересовался проектом благодаря своей дочери Анне, которая сотрудничала с некоммерческим юридическим объединением Bronx Defenders. Миссия его проста: обеспечить залог для задержанных, которые зачастую не могут позволить себе внести даже самые незначительные суммы и оказываются в ловушке системы.

На борту один из служащих говорит латиноамериканке средних лет, что ей нужно внести двадцать пять, а не две с половиной тысячи долларов, чтобы ее сына выпустили под залог. По всей видимости, произошла ошибка компьютера. «Они постоянно отправляют меня то туда, то сюда, – жалуется женщина, чей сын страдает от рассеянного склероза. – Он не может поднять руку, у него дергается лицо. В такую погоду его мышцы не слушаются». Ее делом The Bail Project не занимается и, по всей видимости, молодой человек пока останется на барже.

«The Bail Project – движение само по себе радикальное, – говорит Новограц. – Это довольно серьезный жест «иди–к–черту» в адрес системы. Мы знаем, что первые 3–5 дней в тюрьме – самые страшные». В числе возможных следствий заключения он называет сексуальное насилие, потерю работы, суицид и потерю места в приюте для бездомных.

Энтони Ромеро, глава Американского союза защиты гражданских свобод, который также получил от Новограца значительную сумму, говорит: «Многие инвесторы из хедж-фондов думают только о производительности и отдаче от инвестиций, а Майкл ценит возможность решения социальных проблем».

Действительно, Новограца филантропия интересует больше, чем любого из финансистов, с которыми я познакомился за время своего исследования. Проведя с ним время, можно постепенно посетить практически все проходящие в Нью-Йорке мероприятия по сбору средств. Некоторые из них проводятся в огромных апартаментах семьи в районе Трибека – здесь, например, состоялся благотворительный вечер в пользу Джазового фонда Америки (Jazz Foundation of America) с участием певицы Кассандры Уилсон, за которым скромно наблюдал из своего инвалидного кресла пуэрториканский музыкант Джо Кихано. Другой благотворительный ужин прошел в бальном зале отеля, где демонстрировалось видео с рассказами родителей о том, как лечение детей от рака привело их к банкротству. В другой раз на площади Таймс-сквер появился билборд с изображением Новограца и рекламой благотворительного турнира по рестлингу с участием спортсменов из США и Японии в пользу его организации Beat the Streets, которая использует этот вид спорта как инструмент для помощи детям из группы риска.

Сложно избежать мыслей о том, что в гуманном по большей части обществе подобные широкие жесты были бы попросту не нужны: дети из гетто получили бы надлежащее образование, у пожилых джазовых музыкантов была бы горячая еда и крыша над головой, молодые люди из Бронкса, совершившие мелкие правонарушения, не оказались бы на переоборудованной под тюрьму барже, а родителям детей со страшными диагнозами не пришлось бы объявлять себя банкротами. Новограц, считающий себя чем-то средним между левоцентристом и прогрессистом, возможно, согласился бы со мной. Во время обеда он сказал мне: «Я всегда говорил, что приму участие в выборах, если за пять лет мое поведение не вызовет нареканий и окажется достойным одобрения: я не буду делать вещей, которые смутят меня, моих детей, мою семью или моих родителей. В прошлом меня хватало, наверно, на пару месяцев».

Продолжение следует…

Источник: The New-Yorker



Рубрики:Инвестиции, Сообщество

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s