Криптомиссия

Crypto Mission 1

Какие преимущества есть у децентрализованных платформ перед существующими интернет-гигантами? Смогут ли децентрализованные приложения успешно конкурировать с существующими продуктами? И даже если они смогут добиться успеха, то что помешает им превратиться в новые доминирующие на рынке влиятельные группы и применять недопустимые методы конкурентной борьбы? Наконец, в чём заключается миссия криптовалют? На эти темы в здесь рассуждает Дэвид Пакман, венчурный инвестор, бывший CEO eMusic и сооснователь MyPlay and Apple’s Music Group.

В 1998 году Министерство юстиции США подало иск против Microsoft, обвинив компанию в нарушении антимонопольного законодательства и в злоупотреблении монопольным положением на рынке. В качестве одного из самых вопиющих примеров была приведена лицензионная политика Microsoft, согласно которой производители компьютеров, предустанавливающие хотя бы на часть выпускаемых ими машин операционную систему Windows, обязаны платить Microsoft лицензионный сбор за каждый проданный компьютер, вне зависимости от наличия на нём предустановленной системы Windows. Суть жалобы состояла в том, что Microsoft захватила монополию на рынке операционных систем для ПК. Далее обвинение приводило несколько примеров злоупотребления этой властью и призывало суд принять меры пресечения подобных действий.

В конце 90-х многие из нас считали такую жёсткую политику Microsoft вполне приемлемой. Но сейчас, оглядываясь в прошлое, остаётся только удивляться, каким образом руководители компании надеялись выйти сухими из воды?

Нет ничего нового в том, что доминирующие участники рынка применяют недопустимые методы конкурентной борьбы. Это почти неизбежно. Компании, занимающие лидирующие позиции, особенно на рынках с сетевым эффектом, часто используют радикальные методы для своего продвижения просто потому, что имеют такую возможность. Они применяют их, пока не произойдёт одно из двух: (а) вмешается правительство и остановит их антиконкурентную практику или (б) на рынке не появится другая противодействующая сила, ослабляющая монополию компании. В случае с Microsoft, проявились оба фактора – вмешательство Минюстов США и Европейского Союза, плюс появление и развитие мобильных технологий.

В мобильной и интернет-экосистемах сейчас сложилась точно такая же ситуация. Вся власть в этих сферах сосредоточилась в руках нескольких крупных компаний, которые работают на рынках с сетевым эффектом. Единственная разница, как многие полагали, состоит в том, что большая часть этих компаний появились после судебного разбирательства с Microsoft и торжественно обещали никогда не злоупотреблять своей рыночной властью. Компания Google выбрала девиз «Не делай зла!» и в течение многих лет придерживалась его, ставя интересы пользователей на первое место и осторожно обращаясь с их личными данными. Но сейчас мы видим совершенно недопустимую ситуацию – абсолютное доминирование на рынке таких компаний, как Google или Facebook, их своенравное и зачастую произвольное распоряжение своими полномочиями и ответственностью, а также неограниченная власть, которой Федеральная комиссия по связи США наделила интернет-провайдеров. И это только некоторые из тревожных факторов.

crypto mission.jpg

Многие новые интернет-компании построили свой бизнес, во многом, за счёт продажи рекламы на своих сайтах. Они предоставляют бесплатные продукты, но в обмен на это собирают как можно больше информации о пользователях и их предпочтениях, передавая их потом рекламщикам для точного таргетирования рекламы под определённую целевую аудиторию. И хотя большинство пользователей, очевидно, находит такой компромисс вполне приемлемым (а как иначе объяснить тот факт, что более 1,5 млрд пользователей ежедневно пользуются Google и Facebook), в обществе нарастает недовольство конечным эффектом такого отслеживания. Многие пользователи ищут альтернативные варианты пользования интернетом, стремясь сохранить конфиденциальность и защитить личные данные.

И хотя я очень люблю (и постоянно пользуюсь) прекрасными продуктами Google, Facebook, Twitter или, например, Apple, многие из этих компаний явно злоупотребляют своим влиянием. Вот только несколько примеров:

Я не утверждаю, что такое поведение противозаконно (хотя в некоторых случаях правительства считают, что так и есть). Я только хочу показать, какую цену платит экосистема за то, что успешные компании обладают огромной властью на занимаемом рынке. Прежде всего, конечно, хочу напомнить, что они стали успешными благодаря разработке всеми любимых сервисов, которые значительно улучшили качество нашей жизни. Их влияние – только следствие достигнутого ими успеха. Но оно может негативно сказаться на всей экосистеме, подавляя инновации и притесняя конкурентов.


Не меньшее беспокойство вызывает недавнее решение Федеральной комиссии по связи США отменить «сетевой нейтралитет». В США лишь небольшое количество провайдеров предоставляют доступ к широкополосному интернету. Фактически чуть меньше половины населения США (46 миллионов домов) обслуживает только один провайдер, обеспечивающий скорость интернета от 25 Mbps и выше. А ещё у 10 миллионов домов доступ к такой скорости отсутствует вовсе. Можно сказать, что в Америке почти полностью или совершенно отсутствует выбор посредников для доступа в интернет. В результате провайдеры становятся нашими контролёрами и могут решать, какую информацию нам предоставлять и сколько другие компании должны им заплатить, чтобы быть доступными для конечных пользователей. Существует достаточно доказательств, что при отсутствии контроля провайдеры будут злоупотреблять своими возможностями. До недавних пор, им запрещалось это делать. Теперь, когда ограничения сняты, они могут воспользоваться новообретённой властью в негативном ключе, а нам будет не к кому обратиться за помощью. Нам нужна альтернатива.

Поприветствуем децентрализованные сети

Когда власть сосредоточена в руках немногих, можно быть уверенным, что она будет использована не в интересах многих. Я думаю, что наиболее важным следствием появления криптовалют и блокчейн-технологии, лежащей в их основе, стала возможность создания устойчивых децентрализованных вычислительных платформ, сервисов и приложений. Возможно, в итоге будут широко распространены сети без центрального или контролирующего органа, основанные на алгоритме консенсуса. А благодаря криптотокенам у участников сети теперь есть возможность самим создавать большую часть экономической ценности, а не отдавать её в руки централизованного провайдера. В таком случае «стандартные» приложения, такие как мессенджеры, социальные сети и инфраструктура приложений (например, хранение файлов и вычисления), станут больше похожи на коммунальные услуги и будут находиться во владении и под управлением пользователей. Для многих из нас именно в этом заключается миссия криптовалют.

В последние двадцать лет в обществе значительно снизился уровень доверия к социальным институтам – правительству, религии, медиа, финансовым организациям и корпорациям. Согласно данным опроса института Pew Research Center, который проводится с 1958 года, уровень доверия людей к своему правительству снизился до исторического минимума. То же можно сказать о религиозных институтах, Верховном суде, профсоюзах и, конечно, о президенте. Немногим лучше обстоит дело и с доверием пользователей к социальным сетям. А также, к моему большому удивлению, большинство американцев теперь поддерживает государственное регулирование технологических компаний. И вот, в эту эпоху кризиса доверия появилась альтернатива – открытые децентрализованные сети. Они предлагают нам способы совершения транзакций без необходимости доверять центральному органу, обеспечивающему выполнение транзакций (и без необходимости доверять второму участнику сделки). Трудно было бы придумать более удачное время для реализации распределённой системы выполнения транзакций, не требующей от пользователей «доверять» посредникам. (В действительности, сеть Биткойн была запущена после кризиса 2008 года и привлекла к себе внимание, отчасти, именно из-за недоверия к традиционным финансовым системам.) Эта новая концепция обладает поистине фантастическими возможностями, поскольку сегодня практически все торговые площадки (от Uber до eBay и Amazon) являются централизованными. И все эти сервисы можно изобрести заново, на новых основах.

Программное обеспечение с открытым исходным кодом проложило путь. Естественным следующим шагом после открытого исходного кода должно стать раскрытие и самих данных. Как красноречиво выразились Джоэл Монегро и Крис Берниске в инвестиционных тезисах венчурной компании Placeholder:

«Судя по истории развития информационных технологий и массовой тенденции к переходу на открытые источники, можно сделать вывод, что следующим естественным шагом в непрерывном тренде к открытым источникам является демократизация информации, что откроет перед нами прекрасные возможности для развития инноваций».

Мы подошли к тому моменту, когда глобальный интернет нуждается в способах выйти из-под контроля доминирующих платформ. Пользователям нужны механизмы для совершения транзакций без посредничества банков, финансовых компаний и других посредников. Создатели контента нуждаются в платформах для самовыражения, которые позволят им получать прибыль от распространения своих работ.

Каким образом децентрализованные системы будут конкурировать с существующими платформами?

Как заметил Адам Людвин: «почти в каждой сфере децентрализованные сервисы работают хуже, чем их централизованные аналоги». Только потому, что пользователи принимают участие в создании экономической ценности, децентрализованные приложения не будут работать быстрее. Их скорость работы будет медленнее, пропускная способность хуже, а управлять ими будет сложнее. Попробуйте, например, запустить децентрализованный аналог Facebook и сидеть и ждать, когда он раскрутится. Успех, вероятно, будет достигнут благодаря комбинации преимуществ, недоступных в централизованных сетях (например, подлинная конфиденциальность или отсутствие цензуры) и/или лучшей экономической модели для участников. Также, скорее всего, поначалу эффективнее всего будут специализированные и узкие варианты их использования, как, например, рынки предсказаний или незаменимых товаров).

На мой взгляд, наибольший интерес представляют проекты, которые предлагают лучшие условия для разработчиков. Многие современные лидирующие площадки на каком-то этапе своего развития запускали платформу приложений со встроенными задачами для разработчиков. Такая платформа была у Facebook (и Zynga воспользовалась ею для своего продвижения), но потом она закрылась. Twitter раньше был дружелюбен к разработчикам, но в последнее время изменил отношение и уничтожил свою репутацию в среде разработчиков, которую так долго создавал. Почти три миллиона разработчиков трудятся над созданием приложений для Apple iOS, а у Android их более шести миллионов. В большинстве случаев именно разработчики так или иначе определяют успех или провал платформ. Но на пути к доминированию на рынке случается забавная вещь. Как объяснил мне Алекс Феликс, «похоже, что в критические моменты централизованные платформы тормозят собственное развитие, пытаясь монополизировать вспомогательные бизнес-возможности, вместо того, чтобы взять курс на универсальность в долгосрочной перспективе». По всей вероятности, такая ситуация складывается из-за неизбежного давления со стороны инвесторов, которые заинтересованы в лучшей монетизации. Но у криптосообществ может быть преимущество создания платформ на очень долгосрочную перспективу и, следовательно, возможность противостоять давлению такого рода. Как сказал Алекс, «криптокомпании и их структура пользователей/владельцев могут позволить себе думать на несколько поколений вперёд«.

Главный вопрос, который нужно задать: «На каких платформах будут построены приложения завтрашнего дня?» Могу поспорить, что лишь немногие децентрализованные платформы будут предлагать разработчикам намного лучшие условия – снижение контроля и ограничений, долгосрочную устойчивость платформы, и значительную выгоду. И это будут разработчики, обеспечивающие для пользователей преимущества, основанные на новых протоколах. Через два года приложения типа HQTrivia, возможно, будут запущены на базе Эфириума или PROPS, не выплачивая Apple 30% от прибыли и получая преимущества от встроенной в эти платформы экономической модели, основанной на токене. Это станет возможным при следующих условиях: если инфраструктура создания и развития децентрализованных приложений будет значительно усовершенствована и если децентрализованные приложения смогут получить очень широкое распространение. Я убеждён, что оба эти фактора вполне достижимы.

Новый босс не лучше старого?

Даже если децентрализованные системы будут работать также хорошо, или, по крайней мере, предоставлять значимые новые преимущества по сравнению с их централизованными аналогами, что может помешать успешным децентрализованным системам превратиться в доминирующие на рынке влиятельные группы? И если это произойдёт, то что помешает им применять недопустимые методы конкурентной борьбы? Управление децентрализованными системами (участники которых обычно преследуют собственные интересы) оказалось непростой задачей. Их по определению сложнее направлять в нужное русло. Многие надеются, что более широко распределяемая экономическая ценность в этих системах послужит противовесом стремлению централизованных участников к злоупотреблению своей властью. Но пока это только предположения. По крайней мере, Виталик Бутерин сказал:

«В децентрализованных системах участникам намного сложнее действовать по тайному сговору в своих интересах в ущерб другим участникам, тогда как главы корпораций и правительств постоянно принимают решения, выгодные им, но невыгодные намного менее скоординированным гражданам, клиентам, сотрудникам и широкой публике».

Многие из децентрализованных систем построены таким образом, чтобы упростить координацию полезных инициатив и затруднить координацию вредоносных действий. Но помимо этого, благодаря эпохе соцсетей, мы узнали многое о структуре онлайн-сообществ и о том, как создавать сообщества, слаженно работающие над реализацией благих целей. Можно создавать сообщества, в правилах которых будет указано, что недобросовестные участники будут удаляться решением большинства. Эта схема доказала свою работоспособность на примере Tumblr, Amino и, в некоторой степени, Википедии. В децентрализованных сетях в руках самих пользователей сосредоточено больше власти, чем в централизованных. Если пользователи создают сообщества с определёнными правилами, то их участникам сложнее идти против этих норм.


В сфере криптовалют ещё есть множество вопросов, на которые нет ответов. Пока есть большие сомнения, что децентрализованные приложения будут лучше централизованных. Вы можете поспорить со мной, сказав, что моё утверждение о том, что «разработчики создадут великие вещи» – это только отговорка и не отвечает на вопрос «Будут ли децентрализованные приложения действительно способны конкурировать с существующими?» Тем не менее несколько основных тенденций легко прослеживаются. Десятки – а может, даже сотни – тысяч разработчиков сейчас сосредоточены на развитии децентрализованных протоколов, приложений и криптовалютных сетей. В обществе сохраняется высокий уровень недоверия к государственным институтам и растущее недовольство могуществом существующих платформ. А альтернативная структура стимулирования – принципиально новая и попросту более справедливая. Мы с вами находимся на интереснейшем перепутье.

Источник



Рубрики:Анализ, Мнение, Теория, эфир

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s