Дилемма ценностной ловушки (часть 2)

1 SzizRse3sdUDHG4PZa4_fQ

Статья Винни Лингама о дилемме ценностной ловушки, которая представляет собой конфликт интересов, возникающий при финансировании проекта одновременно и владельцами традиционных акций компании, и держателями токенов сети проекта. Сеть создается фирмой, которую спонсируют акционеры, но какую ответственность при этом компания несет перед обладателями токенов?

Исследуя дилемму ценностной ловушки

Давайте рассмотрим конкретный пример: компания А продает токен и получает 10 миллионов долларов. Затем она использует вырученные средства для дальнейшего строительства и развития экономики токенов. Тут в игру вступает крупный партнер, заинтересованный в получении услуг фирмы, но не в рамках экономики токенов. Он готов заплатить компании 500 000 долларов в качестве гонорара. Подобное развитие событий потребовало бы от компании замедления работы над экономикой токенов и перераспределения ресурсов для их выделения новому клиенту и получения дохода. Гипотетически такой подход может отрицательно сказаться на росте экономики токенов, однако держатели акций получат выгоду от вливания 500 000 долларов. В этом и заключается дилемма ценностной ловушки: компания может принять решение, благоприятное для акционеров, но невыгодное для держателей токенов.

Это только один пример среди множества ситуаций, которые могут происходить с компаниями в сфере экономики токенов едва ли не ежедневно. Для того чтобы с ними справиться, может понадобиться новая структура управления. Подобное решение может оказаться неудачным в долгосрочной перспективе, но токены, удерживаемые компанией, в чем-то схожи с товарно-материальными ценностями, продажа которых состоится позже. Таким образом, подобный подход должен мотивировать фирмы на вклад в инфраструктуру экономики токенов в долгосрочной перспективе с целью обеспечения сохранности этих ценностей. Реальность такова, что по прошествии времени резервы денежных средств компаний сокращаются, и фирмам приходится либо продавать больше токенов для финансирования предприятия, либо искать новые пути для дальнейшей работы, в число которых входит и продажа цифровых ресурсов для получения дохода в краткосрочной перспективе.

Проблема усугубляется тем, что 80-90% ресурсов, которыми криптокомпании располагают на период «взлетной полосы» (или, попросту говоря, периода времени до того, как у стартапа закончатся деньги), хранятся в цифровых валютах, поэтому при реализации «медвежьего» сценария фирмам будет сложнее оплачивать счета. Помимо этого, у них останется меньше времени для работы над чем-то, что действительно может повысить ценность экономики токенов. Если фирма останется без средств, то проект ждет провал, и в руках держателей токенов останется абсолютно бесполезный продукт. К слову, 46% запущенных в 2017 году ICO уже провалились.

Формирование экономики токенов

До первой половины 2017 года широкая общественность не проявляла к токенам большого интереса. Доступом к ним, покупкой и удержанием цифровых активов, а также поиском соответствующих сведений интересовались только технические специалисты, новаторы, разработчики и продвинутые энтузиасты мира криптовалют. Поразительно быстрое развитие в сфере технологий сделало токены более понятными, доступными и торгуемыми, что привело к росту интереса к ним.

С тех пор, и в особенности ближе к концу 2017 года, когда спрос на токены достиг невиданных ранее высот, вопросы формирования экономики токенов были для криптокомпаний не слишком актуальны и не особенно их заботили – исторически, складывалось впечатление, что собрать деньги для первичного размещения токенов несложно. На практике же отсутствие продуманной модели сводит шансы на выживание такой экономики к нулю: если токен не может выполнять функции утилитарного, то, скорее всего, он является криптографическим, и тогда неясно, есть ли у его покупателей иные пути для возврата вложенных средств, кроме теории большего дурака.

Я задавал вопрос о дизайне экономики токенов многим фаундерам, и все их ответы звучали примерно так: «Ох, мы так востребованы, что еще не успели об этом задуматься. Сейчас мы сначала разберемся с продажей токенов, а этим вопросом займемся позже». Обратите внимание на предупреждающие сигналы: если «медвежий» сценарий на рынке затянется, то большинство этих проектов ждет провал, а у регулирующих органов появятся новые козыри для ужесточения контроля в отрасли. Если вы создаете утилитарный токен, то у него должно быть реальное применение. Если же вы используете его только для привлечения средств, то, очевидно, это называется токенами-акциями.

Участники сообществ, построенных вокруг утилитарных токенов, стремятся присоединиться к экосистеме и извлечь выгоду из технологий, стимулировать разработчиков, вознаградить добросовестных партнеров и установить взаимодействие между токенами и глобально развивающейся криптоэкономикой. Именно поэтому многие энтузиасты не делают ставку на конкретные токены, а покупают много разных в надежде на то, что рано или поздно перед ними откроется целая вселенная инструментов, делающих жизнь проще и эффективнее, обеспечивающих надежность, конфиденциальность и уверенность, а также упрощающих контроль и обеспечение права собственности. Когда-то компьютеры были уделом исключительно мастеров мира технологий, а сейчас они есть у каждого. Мы хотим, чтобы то же самое произошло и с новой экономической моделью. Она должна была предназначена для всех, а не только для экспертов, поэтому мы не поддерживаем идею о запрете для неспециалистов поддерживать систему и вносить свой вклад в ее развитие.

Не говоря уже о том, что некоторые меры предосторожности широкой публике попросту не нужны: в частности, я говорю о пояснениях касательно того, чем являются технологии и не являются токены (традиционными инвестиционными инструментами), а также о риске недостаточно широкого распространения последних. Энтузиасты экономики токенов должны осознавать степень личной ответственности и думать о жизнеспособности своего вклада в экосистему в долгосрочной перспективе.

Когда фаундерам задают вопрос о том, какой вклад они вносят в технологическую революцию, ответ ни в коем случае не должен звучать как вышеупомянутый «Мы так востребованы, что еще не успели об этом задуматься». Если криптовалюты будут продаваться только в силу благоприятной экономической ситуации, то большинство этих проектов провалится, и тогда окажется, что публика купилась на ложные обещания, а у регулирующих органов не останется иного выхода, кроме как и дальше ужесточать контроль за индустрией в целом. Если вы создаете утилитарный токен, то у него должно быть реальное практическое применение. Если же токен используется только для привлечения средств, то это разновидность акций.

Согласен! Я вижу пугающее количество ICO, которые собрали кучу денег и теперь совершенно не думают об экономике токенов – «Мы ведь уже собрали деньги…»

https://t.co/UxofWsd9DE

— @VinnyLingham

Команда Civic и Лью Классен из компании Newtown Partners, которая занимается вопросами формирования экономики токенов и сооснователем которой я являюсь, активно работали над совершенствованием экономики CVC, и с гордостью представили список нововведений проекта. Обновленная белая книга будет опубликована чуть позже. Это в очередной раз подтверждает, что приоритетом нашей фирмы является функционирующая и надежная экономика токена, а условие о долгосрочном владении значимой суммой токенов помогает согласовать наши интересы с интересами других держателей токенов.

Главный вопрос заключается в том, почему акционеры компании должны отказываться от быстрой прибыли в пользу неясных пока долгосрочных результатов? По своему опыту участия в стартапах и инвестировании я могу сказать, что вложения при самых неопределенных перспективах обеспечивают наибольшую прибыль. Это также подразумевает необходимость принять и более высокую степень риска, являющуюся неотъемлемой частью венчурного инвестирования. Если экосистема будет успешна, то это сыграет инвесторам на руку. В большинстве случаев модель управления вашим криптопроектом будет зависеть от бэкграунда ваших акционеров.

Серьезное преимущество Civic заключается в поддержке со стороны самых прогрессивных инвесторов мира, в числе которых Social Leverage, Propel Ventures, Pantera Capital, DCG, Blockchain Capital, Sound Ventures и Founder Collective. Они мыслят в долгосрочной перспективе, и их больше интересует то, как мы изменим мир, нежели стремление к быстрой прибыли, которое может привести к конфликтам в управленческой команде. Именно поэтому мы работаем в сплоченной команде, полностью сконцентрированной на достижении целей проекта. Несмотря на то что партнеров у нас много, все мы сходимся во мнении касательно нашей общей задачи – сделать экономику CVC гибкой, полезной и эффективной. Если партнеры поверят в идею о том, что суть проекта заключается не только в получении прибыли, но и в том, какое место он займет в стремительно растущей глобальной экосистеме, то дилемма ценностной ловушки между интересами акционеров и других ключевых партнеров, потеряет свою актуальность.

Источник: блог Винни Лингама



Рубрики:Анализ, Мнение, Сообщество, Теория, эфир

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s