Три вида заблуждений по поводу крипто-токенов

Недавно мне довелось пообщаться с группой криптоинвесторов-энтузиастов в Индоре, центральная Индия. Один джентельмен с неплохим багажом знаний решил прокомментировать мои заявления. «Понимаешь, я чувствую, что большинство других криптовалют не имеют никакой ценности. В конце концов останется лишь Биткойн и, возможно, Эфириум. То, что сейчас происходит, во многом похоже на ажиотаж с доткомами. Так что я смотрю лишь на то, что в действительности можно сделать с токеном — имеет ли он какую-либо ценность в реальной жизни, как Fliecoin и SlorJ».

Этот джентельмен смог за полминуты раскрыть суть вопроса, но сейчас я предлагаю тщательно проанализировать его слова. Начнём с того, что судя по его речи, он говорит о токенах как об аналоге фиатных денег — большинство национальных валют бесполезны для международного обмена, и лишь несколько могут надёжно выполнять функцию меры стоимости: доллар США, евро и, возможно, фунт стерлингов и сингапурский доллар.

Однако затем он начинает говорить о токенах как о форме капитала, такой же ненадёжной, как и пострадавшая в результате пузыря Доткомов. И в конце он приводит два примера утилитарных токенов, которые выплачиваются пользователям за предоставление своей вычислительной мощности или места на жёстком диске. Токены представляют собой транзакционную единицу, относящуюся к данной платформе, продукту или сервису, и могут рассматриваться как их доверенное лицо. Как много метафор уместилось в такой короткой реплике!

Много внимания уделялось крипто-активам в этом году, когда было запущено более 900 альтернативных токенов, собравших суммарно 75 миллиардов долларов капитализации. Как говорит теперь Виталик Бутерин, он не мог и представить, что столько много людей попытаются создать новые монеты, используя протокол ERC 20, являющийся частью разработанной им платформы Ethereum. Но поскольку процесс создания и запуска нового токена стал таким простым, мы стали свидетелями своего рода «Кембрийского взрыва» альтернативных криптомонет. В результате появилось много путаницы и неопределённости в отношении того, как думать о крипто-токенах, каков их правовой статус и могут ли они вообще быть для чего-либо полезными.

Как мы уже уяснили при разборе реплики моего индийского собеседника, токены имеют общие свойства, характерные для денег, капитала и товаров (продуктов). Давайте же теперь рассмотрим эти аспекты по отдельности.

1. Как деньги

Конечно, Биткойн здесь является парадигмой — не зря его часто называют «монетой» (coin). И хотя Эфириум описывает себя как «мировой компьютер» с гораздо большими возможностями и вариантами применения по сравнению с Биткойном, он также всё более активно используется, торгуется и хранится в качестве денег. За прошедшие несколько лет появилось также множество альтернативных токенов, чья заявленная цель заключается в выполнении роли денег: Monero, Zcash, Dash, Litecoin. В будущем их будет ещё больше.

Здесь стоит отметить, что независимо от того, объявляют ли разработчики новых токенов их деньгами, тот факт, что они широко используются, участвуют в обмене и имеют чёткую стоимость, делает их похожими на любую фиатную валюту. Соответственно формального разделения между криптовалютами и другими видами криптотокенов может не существовать вовсе.

Однако чем же криптовалюты отличаются от фиатных денег, которые мы уже хорошо знаем? Существует одна ключевая особенность: несмотря на широкое принятие Биткойна и Эфириума, ни один из этих токенов в настоящий момент ещё не является предпочтительной единицей учёта. Таковой до сих пор являются фиатные валюты, в частности американский доллар. Это один из случаев, когда так называемые криптовалюты могут скорее вести себя как финансовый инструмент, чья ценность подвержена сильным изменениям с течением времени, либо как вторая национальная валюта, оцененная по отношению к доллару. Стоит также отметить, что в то время как Биткойн и Эфириум показали очень хорошие результаты за последний год, по отношению к Эфиру Биткойн значительно подешевел. Когда мы начнём видеть такие вещи, тогда и придёт понимание того, что по крайней мере некоторые токены на самом деле являются деньгами.

2. Как обещание нового продукта/бизнеса

Если Биткойн и его ранние последователи позиционировали себя главным образом как вид цифровых денег, новые децентрализованные приложения и разрабатывавшие их организации придумали так называемые «утилитарные токены» и их начали продажу ещё до окончательного создания готового продукта и системы. Протоколы Ethereum ERC 20 значительно упростили этот процесс и сделали его дешёвым и легкодоступным для любого желающего создать новый токен и поднять на этом деньги.

Как только происходит ICO такого «утилитарного токена», люди могут начать хранить его и обменивать на другие токены. Такой токен схож с краудфандинговой кампанией (например, на Кикстартере), которая позволяет взять деньги у ранних последователей ещё перед созданием уникального нового кошелька, электровелосипеда или, скажем, умной летающей камеры.

Можно сравнить такие токены и с депозитами в тысячу долларов, которые были вложены энтузиастами в электрокар Tesla Model 3 некоторое время назад: Илон Маск собрал эти деньги заранее и теперь использует их для сборки новых машин. Тем не менее, как мы уже говорили выше, вы имеете право пойти и продать чек на этот депозит любому желающему.

Адам Людвин недавно выразил мнение, что токены стоит рассматривать в качестве нового вида актива, который позволяет децентрализовать приложения, и что в свою очередь главным преимуществом децентрализованных приложений является их неподверженность цензуре. В то время как Людвин, по сути, правильно оценил классическую роль токенов в финансировании децентрализованных приложений, их можно также использовать и гораздо более инновационными способами. Таким образом, мы вынуждены несколько смягчить взгляды Людвина на две вещи: децентрализацию как абсолютную цель и ценность, которую он представляет.

Беглый взгляд на существующие токены показывает, что есть и высоко централизованные токены, управляемые частными корпорациями — например, Ripple. Таким образом, централизация и децентрализация являются не абсолютными бинарными состояниями, а скорее идеальными типами полярно разных экстремумов — и большинство существующих в Блокчейне приложений находятся где-то посередине между ними. Во-вторых, существует множество причин для появления децентрализованных приложений, не связанных с борьбой против цензуры, а вызванных необходимостью распределить доверие между существующими сетями. К примеру, цепочки поставок энергии, контента или сельскохозяйственной продукции — всё это может быть с лёгкостью токенизировано.

Ричард Кастелейн недавно рассказал мне об успешном ICO клуба по продаже фьючерсов на фильмы EMovieVenture. Это полудецентрализованный проект по продаже фьючерсов на билеты на фильмы без реального децентрализованного приложения, за которым нет никакой сильной команды разработчиков. Что бы вы не думали об этом конкретном случае, его успех говорит о том, что не существует ни одной бизнес-модели или отрасли, имеющей иммунитет к токенизации. Сегодня токенизация стала уже обыденным явлением — это форма социального и финансового поведения, подкреплённого Блокчейном и изначально относившегося к крипто-технологическим приложениям, но теперь широко используемого в качестве способа торговли фьючерсами для новых предприятий.

С точки зрения рационального инвестирования в жизнеспособные проекты, заслуживающие доверия криптовалютные экосистемы, такие как StorJ и Filecoin, должны быть наиболее привлекательными для инвесторов. Конечно, в будущем появится много новых различных видов продуктов и бизнес идей, включая связанные со знаменитостями, развлечениями и образом жизни. Если в ближайшем будущем появится токен Beyoncé, я бы не рекомендовал вам воздержаться от инвестиций в её ICO только потому, что она не создаёт по-настоящему децентрализованное приложение.

3. Как ценные бумаги или секьюритизированные активы

Как говорится в документе, опубликованном недавно Комиссией по ценным бумагам и биржам США, покупка крипто-токенов может считаться приобретением ценных бумаг, если она соответствует следующим критериям (так называемому «тесту Хауи»):

1. Присутствует факт осуществления денежная инвестиция
2. Есть ожидание прибыли от инвестиции
3. Инвестиция осуществляется в общее предприятие
4. Вся прибыль возникает в результате деятельности третьих лиц.

Это вызвало определённое беспокойство по всему миру, и продвигающим крипто-токены лицам пришлось приложить немало усилий, чтобы доказать, что их токены не подпадают под эту дефиницию. Несмотря на такую анафему по отношению к самой концепции ценной бумаги, стоит признать, что все токены в той или иной мере имеют признаки ценных бумаг, независимо от того, соответствуют ли они всем четырём критериям теста Хауи или нет. Подумайте о таких платформах, как Ethereum: это инструмент для инвестиций в сотни токенов, созданных третьими лицами на базе протокола ERC 20. Много покупателей этих токенов имеют явное желание на них заработать. Это общее предприятие, хотя и распределённое.

Сегодня появляются всё более сложные формы токенов, включая, например, подкреплённые активами токены. Я уверен, в будущем появятся новые, ещё более сложные виды токенов, походящие на планы с фиксированным доходом, долговые обязательства, фонды фондов и даже квазидолговые инструменты. Не говоря о том, что обладающие властью люди наверняка захотят делать с помощью токенов вещи, которые будут противоречить существующему законодательству, так что его соответственно придётся переписать.

Токены в качестве акций можно рассматривать и по-другому, со стороны выпускающих токен лиц: организации или группы лиц могут решить выпустить свой токен с целью собрать фиатные деньги. В этом случае такой токен практически не отличается от обычных акций. Его выпуск приносит эффект капитализации, схожий с выпуском акций. А в случае, если за токеном не стоит никакой компании, именно токен будет связывать интересы разных людей к конкретному проекту. Как и обычные акции, токен будет представлять пропорциональные доли людей, вложивших свои деньги в проект и более ничем не связанных друг с другом. А токены, напрямую связанные с оценкой и показателями других токенов, и вовсе имеют все признаки ценных бумаг, так что им уж наверняка придётся следовать законодательству в области ценных бумаг.

Всё дело в метафорах

Бенджамин Ли Уорф дал известное описание применения «формованного известняка» в качестве изоляционного материала для дистилляторов на лесохимическом заводе. Дистилляторы проработали несколько недель, пока пламя под одним из них не добралось до известняка, который, ко всеобщему удивлению, начал гореть. Воздействие паров уксусной кислоты из дистилляторов привело к превращению части известняка в ацетат кальция, который в свою очередь при нагревании выделил ацетон, который и привёл к пожару. Выводом Уорфа стало то, что работники завода и подумать не могли, что формованный известняк является пожароопасным материалом, поскольку его внешний вид и, самое главное, название («limestone») вызывало ассоциации с камнями («stone»), которые не горят. Таким образом, используемая вами лексика и термины имеет непосредственное влияние на мысли, которые приходят вам в голову.

Если вы рассматриваете крипто-токены в качестве валют, вы будете заинтересованы в их капитализации, обращении и принятии. Вы также можете поверить, что в мире криптовалют окажется один победитель, который превзойдёт всех конкурентов и станет ведущей цифровой валютой. Такая точка зрения с лёгкостью приведёт вас к Биткойн-максимализму или Эфириум-шовинизму, что нельзя назвать правильным подходом.

Если вы рассматриваете токены как дальнейшее развитие модели корпоративного акционерного капитала, их будущее может показаться вам безоблачным. Тем не менее, согласно степенному закону некоторые токены окажутся гораздо более успешными, чем среднестатистический токен, так что ценность большинства их в конце концов станет равна нулю в любой деноминации — криптовалютной или фиатной.

Если вы рассматриваете токены как разновидность лицензии на продукт или способ предоплаты за будущие товары и услуги, вы и вовсе не поймёте, почему вокруг них столько шума. Ведь механизм предпродаж и бонусов для «ранних пташек» не является чем-то новым, он никак не изменяет существующие условия венчурного финансирования.

С каждой точки зрения вы увидите лишь один аспект токенов, который затмит собой другие детали. Правда же заключается в том, что криптотокены являются сложной комбинацией всех этих аспектов в разных долях, в зависимости от их конкретного дизайна и сферы применения. Мы должны сопротивляться рефлексивному желанию думать и говорить категориями прошлого — настало время принять, что вся сила токенов заключается в нерушимой связи между всеми тремя измерениями, описанными выше.

Так что же такое эти крипто-токены?

Итак, если токены не являются в полной мере ни валютой, ни акциями, ни депозитными чеками, в чём же заключается их преимущество? Что именно они нам предлагают и почему они настолько ценны?

1. Взаимозаменяемость высокого разрешения

После того, как токен попадёт на биржу, его можно обменять на другой токен по общедоступному обменному курсу с небольшими транзакционными издержками. Это невозможно сделать с ESOP (планами акционерной собственности работников компании), с консультативным личным инвестиционным планом или с любыми другими видами корпоративных бумаг, векселями и прочими существующими инструментами, связанными с созданием нового бизнеса. Это очень удобно для основателей, советников и ранних последователей новых компаний, но несёт в себе и серьёзные риски. Особенно очевидными они становятся, когда молодые ICO, такие как Tezos, сталкиваются с общественным контролем слишком рано и не могут рассчитывать на помощь со стороны венчурных капиталов.

Это означает, что в отличие от акций токены являются взаимозаменяемыми, причём каждый токен можно поделить на мельчайшие доли. Мы назвали это «взаимозаменяемостью высокого разрешения», и это является значительным преимуществом крипто-токенов.

Многие ранние советники не будут работать со стартапами менее, чем за два процента акций, ведь это просто невыгодно для них. Они с лёгкостью откажутся от 0,5 процентов, даже если речь идёт о компании с будущей капитализацей в 10 миллионов долларов. Однако представьте, что какой-нибудь стартап проводит ICO, выпуская миллион монет общей стоимостью 10 миллионов долларов. Если вам предложат получить 50 тысяч токенов общей стоимостью $150 тысяч, что составляет те же 0,5 процентов, отказаться от такого предложения будет непросто. И неважно, что будет двигать вами в этом случае — поведенческая экономика или банальная жадность. Поскольку токены имеют такую же понятную ценность, как и фиатные деньги, они несут очень большую привлекательность для инвесторов.

2. Алгоритмический генезис

Один из наиболее интересных аспектов Биткойна, который до сих пор не был повторён ни одним из ERC20-токенов, запущенных на базе Ethereum, является его непрерывная добыча и медленный прогрессивный ввод в обращение новых монет. Может существовать множество инновационных способов аппроксимировать этот аспект монетарной политики Биткойна, основываясь на операционных параметров создаваемой им микроэкономики. Одной из интересных моделей является Steem, чьи токены генерируются с фиксированной скоростью один блок в три секунды, после чего они распределяются между участниками сети согласно специальному алгоритму, целью которого является укрепление всей экосистемы.

Симон де ла Рувьер недавно заявил, что ICO могут являться анахронизмом или метафорой, пришедшей к нам из прошлого, и что самогенерирование сообщества может быть представлено как постоянный и открытый процесс. Это означает, что в отличие от того же акционерного капитала, который имеет фиксированные доли, процесс распределения токенов может быть эластичным с течением времени, динамически реагируя на размер, объём, частоту и другие рабочие параметры микроэкономики.

3. Самостоятельная ликвидность

Джеймс Килроу объяснил постоянное появление новых монет тем, что их создатели могут получить лучшую компенсацию через новую платформу, чем путём постепенного улучшения существующей. В то время как это не слишком отличается от существующего порядка дел в корпорациях, которые зачастую решают создать с нуля новую компанию вместо того, чтобы расширить существующее подразделение, сама реализация такого процесса в токенах существенно отличается от таковой в акционерском капитале.

Распределение акций среди основателей и первых работников технологической компании является распространённой практикой. Некоторые советники и бизнес-ангелы также могут заработать или купить акции на льготных условиях. Однако неслыханно, чтобы подобные преференции получали ранние пользователи и участники будущего сообщества или микроэкономики.

Начиная с метафоричности самого термина «майнинга» (добычи) биткойнов, крипто-токены теперь сглаживают различия между распределением капитала и скидками для «ранних пташек» или кэшбеком для ранних клиентов и пользователей платформы. Хотя стимуляция ранних участников бизнеса кажется подходящим решением для всех, некоторые инвесторы зачастую не хотят, чтобы их деньги использовались для «покупки» клиентов и продажи продукта по сниженной демпинговой цене. Похоже, существует другой набор когнитивных эвристик, направленных на растрату собственных вымышленных активов (акций) против денег других людей (привлечённый капитал).

Рассмотрим ещё один вымышленный случай — разработку децентрализованного провенансового (подтверждающего права владения предметом искусства и его подлинность) двигателя для арт-сообщества. Для его создания вам понадобится выпустить и распределить токены среди всех заинтересованных сторон, включая художников, коллекционеров, дилеров и художественные галереи. Вы можете раздать больше монет, которые затем можно будет использовать для проведения транзакций и установления провенанса для всех работ в вашем децентрализованном приложении. В конце концов, эти расходы покрываются владельцами и покупателями картин, которые платят системе за доступ к коллективно собранной провенансовой информации. Централизованным аукционным домам, таким как Christie’s или Sotheby’s, сделать это очень непросто, но для децентрализованного сообщества такая работа не представляет какой-либо сложности — при условии, что все участники должны образом простимулированы. Подобную микроэкономику никогда не получилось бы воплотить в реальность, если бы не наличие токена с установленными правилами его использования в децентрализованном приложении.

Способность учредителей вознаграждать ключевых членов формирующегося децентрализованного сообщества с помощью токенов была описанк Баладжи Сринивасаном и Навалем Равикантом как «Better-Than-Free» (дословно «лучше-чем-бесплатные») модели ведения бизнеса. «Better-Than-Free» на первый взгляд выглядит как нечто столь же далёкое от реальности, как вечный двигатель. Такая модель совершенно неинтуитивна, и кажется, что подобное может работать лишь в финансовых пирамидах. Мы же советуем рассматривать её как самостоятельный механизм для стимулирования создания микроэкономики, что на самом деле является главным результатом возникновения всех токенов. Токен для микроэкономики является тем же, чем капитал является для бизнеса.

И хотя тот джентельмен из Индоры, с которого начинался этот рассказ, не ошибался в определении областей применения, которые будут важны и ценны конечным пользователям, он не смог целиком охватить всю большую картину. На ранних стадиях разработки крипто-токена важен способ, которым он будет распределён между ключевыми участниками, и именно это и делает проект жизнеспособным. Экосистема уже не может состоять лишь из основателей и ключевых сотрудников — в неё входит всё больше других влиятельных лиц, создателей контента, программистов, фрилансеров и прочих людей, имеющих то или иное отношение к проекту.

В распространённой в Индии суффийской каввали всё существующее вокруг нас описывается как результат работы Аллаха, посмотревшего на себя в зеркало и срисовавшего себя самого. Это хорошая метафора, которую можно применить и к происхождению криптовалютной микроэкономики — она может начаться с самостоятельной самодостаточной работы основателей сети со своими партнёрами и более широкой экосистемой. И сама возможность существования подобного процесса вызвана существованием токенов.

Привыкайте к этой открытости и проницаемости между границами вашей компании и его более широкой экосистемой! Думайте об этом новом слиянии, как о микроэкономике. Используйте собственный токен, чтобы стимулировать и координировать интересы всех его держателей.

Источник



Рубрики:DApps, Мнение, ICO

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s