Размышления о лучших твитах на тему блокчейна из когда-либо написанных (часть 2)

fexyk7tq0i5ygqkcmxjq_full_image

Если вы не знаете Наваля Равиканта (Naval Ravikant), то вам стоит о нём узнать. В том, что касается инвестиций, ему нет равных. Он вкладывал деньги в более чем 100 компаний, включая технологические компании-единороги, впоследствии достигшие огромного успеха, как Twitter или Uber. Он также основал AngelList, сервис для знакомства ангелов-инвесторов с предпринимателями. Продолжение.

Грядущее возрождение

Сегодня мы нуждаемся в смене вектора движения больше, чем когда-либо.

В течение пятидесяти лет мир стремился к увеличению централизации, контроля и неравенства. Маятник качнулся слишком далеко. Сегодня даже те сети, что начинались как открытые и меритократические, начинают распадаться. Они чрезмерно централизованы и узкоспециализированны.

«Чрезмерное сужение специализации приводит к слабости. Это медленная смерть.» («Призрак в доспехах»)

Мы наблюдаем это прямо сейчас во многих уголках планеты – демократические страны уступают место плутократиям и клептократиям либо открыто авторитарным режимам, как в Турции или на Филиппинах. Эти страны страдают от неэффективного управления, безумной экономической политики, коррупции и искажённого восприятия реальности. Самый яркий пример этого мы видели в Венесуэле, где к власти приходят худшие и принимают ужасные решения, сжигая собственный дом вместе со всеми жителями.

Что становится причиной успеха одних систем и неудач других?

Системы взглядов и убеждений.

Ваши убеждения определяют вашу реальность.

Ваши убеждения становятся вашими мыслями,
ваши мысли становятся вашими словами,
ваши слова становятся вашими действиями,
ваши действия становятся вашими привычками,
ваши привычки становятся вашими ценностями,
ваши ценности становятся вашей судьбой.

— Ганди

Каждая система убеждений считает, что обладает полным и объективным пониманием истины.

Но ни одна из них таким пониманием не обладает – ни ваша, ни моя, ни чья-либо ещё.

Мы можем лишь либо приближаться к истине, либо отдаляться от неё. Если мы отказываемся видеть то, что находится прямо перед нашими глазами, то мы не можем принимать верные решения, так как исходим из ложных предпосылок. Неправильные начинания приводят к ошибочным результатам.

1*g3qWNj4Dqt6S7JwhAN_D4g.jpeg

Каждый человек и каждая группа людей – как точка на сфере: мы ограничены тем, что можно увидеть с нашего определённого угла, но нам кажется, что мы можем видеть всю сферу.

Степень, в которой группы видят реальность такой, как она есть на самом деле, а не такой, какой они себе её представляют, определяется их уровнем страдания.

Если две группы имеют различные иллюзии о реальности, кто из них победит?

Как мы решим?

Одна из самых мощных систем, которые мы создали – это рынки. Если я полагаю, что создал хороший сервис или что люди захотят его использовать, то это моя система взглядов. Она может быть верной или неверной. Мой продукт может быть фантастическим, а может быть ужасным.

В любом случае рынок даст мне это понять. Если мой продукт никто не покупает, то, вероятно, я что-то сделал не так. Может быть, я неправильно его продаю или, может быть, продукт просто не так уж хорош, и мне нужно его доработать?

1*Dvjxaft5drgL2T5G1XXZbQ.jpegРынки несовершенны, но они постоянно корректируются и находят всё лучшие и лучшие ответы, приближаясь к истине. Лучшие ответы увеличивают благосостояние и ценность как всей системы, так и отдельных её участников. Участники игры работают в направлении положительного равновесия Нэша, как это подробно описано в книге и фильме «Игры разума

В конечном итоге рынок получает «правильный» результат. Мир может игнорировать гениальность Ван Гога при жизни – только чтобы позже понять, насколько невероятны эти вихреобразно закручивающиеся зелёные и золотые мазки и отреагировать на это, выкладывая миллионы долларов за каждую его картину.

На протяжении всей истории рынки и сети были связаны друг другом, но раздельны. Рынки были не чем иным, как своего рода сетью. Они делали нечто большее, чем просто были способом обмена товарами и услугами. Истинная сила заключалась в силе клана, насилия, принуждения и дефицита.

До сих пор.

Сегодня эпоха жестоких кланов быстро подходит к концу из-за появления совершенно нового вида рынков:

рыночных сетей, открытых и меритократических.”

Блокчейны объединяют рынок и сеть в великолепную гибридную систему.

Блокчейны – это новое изобретение, позволяющее достойным участникам открытой сети управлять системой без правителя и без денег. Это мерикратические, защищённые от злоупотреблений, открытые избирательные системы. Достойные участники – это те, кто работает над развитием и совершенствованием сети. Как общество даёт вам деньги для того, чтобы дать обществу то, что ему нужно, так и блокчейны дают вам коины для того, чтобы дать сети то, что ей нужно.»

Эти коины требуют выполнения различных видов работы. У каждого блокчейна есть своя цель. Например, “Биткойн выплачивает вознаграждение за обеспечение безопасности реестра. Эфириум платит за выполнение вычислительных операций и их проверку.

Часто блокчейны соответствуют UNIX-подобной философии – “выполнять только одну задачу, но делать это хорошо,” вместо того, чтобы пытаться выполнять пятьдесят задач и ни одну из них – как следует. С развитием рыночной сети, мы будем свидетелями появления всё более специализированных рыночных сетей: одни будут обеспечивать защищённое распределённое облачное хранение данных, другие – децентрализованную идентификацию личности, третьи – среду для выполнения смарт-контрактов или более совершенные правовые стандарты и т. д.

Но эти сети будут работать намного эффективнее наших нынешних систем.

В сегодняшних специализированных сетях власть концентрируется в руках ограниченного числа лиц, которые получают всё больше влияния и отдаляются от надежд и мечтаний остального мира. В конце концов, жадность и глупость сбивают их с пути, и они начинают пытаться всеми способами повернуть игру в свою пользу, нанося при этом вред сети. Когда одной точке зрения удаётся достичь доминирования над всеми остальными, общество начинает распадаться. Система становится невыносимой для тех, кто придерживается иных точек зрения, и постепенно рушится.

Но децентрализованные системы блокчейнов способны противостоять попыткам недружественных субъектов коррумпировать их и поставить на службу собственным интересам и собственному ограниченному видению реальности. Это потому что ни одна группа систем убеждений не контролирует ключи к системе. Вместо этого, свои ключи есть у каждого участника сети, что эффективно распределяет силу по всей системе.

Это создаёт новые стимулирующие факторы:

конкурирующие группы должны сотрудничать для достижения консенсуса, либо они разрушат всю систему, отчего пострадают все.

Сравните это с сегодняшним миром, в котором система может быть фальсифицирована одной влиятельной группой лиц, в том числе потому что они не обладают эмпатией по отношению к иным группам, помимо собственной (характерная черта кланового мышления). Они наносят огромный ущерб всему миру, становясь причиной распространения страдания, но продолжают оправдываться тем, что это всё ради благого дела.

Мы видим это на примере современной банковской системы. Банковская система держит в своих руках все деньги и устанавливает все правила. Они покупают влияние и изменяют общие правила по своей воле. Если дать им волю, они построят повреждённые блокчейны, которые они смогут контролировать, а значит, смогут продолжать произвольно изменять правила игры в своих интересах. Это будут элитные и контролируемые узкой группой лиц блокчейны – вкратце, сломанные и бесполезные и, по сути, блокчейнами даже не являющиеся.

Нет никакого смысла в том, чтобы иметь блокчейн, контролируемый сувереном, корпорацией, элитой или узкой группой лиц.”

Причина проста. Мы сможем достичь истинного равновесия, только если регуляторы, банкиры, акционеры и вкладчики банка будут держать ключи одновременно. Поскольку у всех нас есть свои интересы, свои взгляды и убеждения, а также разные части общего пазла, нам придётся прийти к соглашению, от которого выиграет вся система – либо мы её разрушим. И поскольку никто не хочет разрушить всю систему – ведь в этом случае мы потеряем всё – мы найдём способ прийти к соглашению несмотря ни на что.

Это немного напоминает то, как Сатоши описывал «проблему 51%» в исходном документе Биткойна. Если майнер или группа майнеров достигает 51% майнинговой мощности сети, они не могут изменить историю транзакций, но могут изменять и отклонять текущие транзакции. Однако Сатоши мудро не рассматривал эту проблему как значимую. Если кто-то и правда потратит настолько огромное количество времени и денег на то, чтобы нарастить такую майнинговую мощность, то ему будет намного выгоднее поддерживать бесперебойную работу сети. Обманывая систему, они получат небольшую прибыль, но подорвут доверие к системе в целом, что подорвёт рынок и обесценит затраченные время и деньги.

Заслуги на рынках определяются количеством затраченных ресурсов. Ресурс – это деньги, время в замороженной и торгуемой форме.«

Никто не хочет сжигать все это «время в замороженной и торгуемой форме,» поэтому их энергия направляется от деструктивного поведения к поведению, которое приносит пользу всей системе и обеспечивает её бесперебойную работу.

Фрактальная вселенная

Возможности блокчейнов безграничны: от прозрачных, полностью верифицируемых систем голосования до выпуска акций и ценных бумаг. Они могут применяться “в системах безопасности, для вычислений, предсказаний, обеспечения энергоресурсами, передачи и хранения данных, распространения контента” и многого другого.

Здесь я не буду вдаваться во все подробности этой темы, потому что уже это делал во множестве других статей, с которыми, при желаниивы можете ознакомиться, но совершенно очевидно, что:

Со временем, возможности применения блокчейнов будут только расширяться, проникая в каждый аспект жизни. Блокчейны будут порождать экосистему микроэкономик, связанных с другими микроэкономиками и способствовать бесконечному регрессу более крупных мета-цепочек.

И это изменит мир.

1*7yUTKWRwEwrn5sIt-TpzTQ.jpeg

Сегодня наши сети управляются «королями, священниками, элитами, корпорациями и узкими влиятельными группами.» Представьте себе это как своего рода игру тронов. Это тёмная и жестокая игра.

Блокчейны изменят движущие силы этих процессов навсегда. Они существенным образом изменят к лучшему баланс сил на планете.

Открытые и меритократические рынки блокчейнов способны заменить собой сети, ранее управлявшиеся королями, корпорациями, аристократами и группами влияния.

Сила децентрализации начнёт с малого и будет расти экспоненциально, следуя «закону прогрессирующей отдачи» Курцвейла.

«Рыночные сети на основе блокчейнов заменят существующие сети. Сначала медленно, а затем очень резко. Сначала в чём-то одном, затем сразу во многих аспектах.

Для многих этот переход будет непростым и шокирующим.

Он может оказаться даже неприглядным, так как умирающие кланы изо всех сил цепляются за прошлое и пытаются удержать его любой ценой. Но в конце концов они будут вытеснены на страницы учебников истории, как трилобиты.

И когда это всё закончится, никто не будет оплакивать потерю старых, сломанных, разлагающихся, голодных до власти и жестоких сетей королей, королев, групп влияния и корпораций.

Источник: Hackernoon



Рубрики:Мнение, Теория, Футурология, эфир

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s