ICO в условиях российского правового поля

ICO в условиях российского правового поля

Казалось бы, в отсутствие законодательных определений для криптовалют и блокчейна, бессмысленно говорить о легальном ICO для российского предприятия в российской же юрисдикции. Да и стоит ли вообще заморачиваться и пытаться подстроиться под то, чего ещё нет и неизвестно когда будет. И, тем не менее, для множества российских бизнесов вопрос привлечения средств на развитие стоит остро, а сам бизнес прочно привязан к российской территории и российской юрисдикции.

Безусловно, для высокотехнологичных стартапов, имеющих российские корни лишь по национальности основателя и части команды разработчиков, выбор российской юрисдикции пугает неопределенностью положения криптовалют в отечественном праве. А громкие и решительные заявления прокуратуры, министерства финансов и отдельных представителей центрального банка добавляют опасений в отношении будущего криптовалютных технологий в России.

Если проект по настоящему международный, ориентирован на предоставление услуг в виртуальном пространстве сети Интернет и не имеет особых причин привязываться к российскому юридическому лицу, то выбор российской юрисдикции сегодня, как минимум, покажется странным, даже с учетом хлопот на освоение деловых традиций Сингапура, Швейцарии или какой-нибудь другой популярной у устроителей ICO страны.

Серьезно задумываться о проведении ICO высокотехнологичного проекта международного масштаба в России можно будет после того, как этот вариант начнут хотя бы рассматривать коллеги из других стран. Соответственно, не ранее, чем российское законодательство определит правила игры, конечно, при условии, что эти правила не будут предусматривать уплату в бюджет 70% сборов ICO — оговорка Арсения Щельцина (РАКИБ) при выступлении на конференции Blockchain Life в Санкт-Петербурге 26 сентября 2017 года.

Проекты, имеющие возможность выбора, сегодня запускаются из Сингапура, Швейцарии, Гонконга или Голландии. Однако, что делать, если деньги реально нужны на расходы по проекту в России, если бизнес тесно связан с российскими ресурсами и российскими же потребителями? Запускать в этом случае ICO в Швейцарии покажется странным не только случайно попавшему на сайт проекта посетителю, но и, что значительно важнее, потенциальным инвесторам.

Итак, ситуация диктует выбор российской юрисдикции для проведения ICO. Возможно ли это и что следует предусмотреть при составлении публичной документации.

Российское законодательство, не имея в формулировках терминов блокчейн индустрии, тем не менее, содержит положения, которые необходимо учитывать при подготовке проекта к ICO.

В частности, положение о рубле как единственном законном средстве платежа. Национальная валюта является самым главным охраняемым атрибутом государственности и стоит всячески избегать любых формулировок, которые можно трактовать как покушение на святая святых российского государства — ваш токен не должен быть средством платежа.

Вне зависимости от положений, закрепленных в законодательстве, государство имеет также вполне очевидные интересы, идти против которых, означает навлечь на себя неприятности с законом, даже если напрямую ваши намерения не прописаны в уголовном, административном или налоговом кодексах. Речь идет о национальных богатствах, с продажи или эксплуатации которых пополняется государственный бюджет.

Гражданину позволяется питать иллюзии о владении, например, земельным участком, но попытка продать сколь-нибудь значительные площади не резиденту сразу вызовет сопротивление правоохранителей, вопросы прокуратуры и прочие нежелательные реакции со стороны государственных органов. Ваш токен не должен передавать права на материальные объекты, которые могут, даже чисто теоретически, рассматриваться в терминах национального богатства.

Ценные бумаги — акции, облигации, и их производные, дающие право на получение дохода и, соответственно, вызывающие обязательства по уплате налогов с этого дохода, в любой стране являются любимой мозолью органов финансового контроля. Американская SEC высказалась по этому вопросу со всей определенностью и следствием отношения финансовых властей Соединенных Штатов стала ситуация, когда ICO-проекты, токены которых создают право на получение дохода, банят американские IP адреса, чтобы не стать объектом интереса северо-американских правоохранителей.

Пока ещё можно испытывать иллюзии относительно отношения российских законодателей к токенам-аналогам акций и облигаций, но если всмотреться в проблему поглубже, то с почти стопроцентной вероятностью можно предположить, что государство не устроит ситуация, когда доходы российского предприятия будут утекать иностранному владельцу без уплаты налогов в бюджет РФ. Делаем выводы — ваш токен не должен давать право на получение дохода.

Остается ли после всех этих обрезаний что-то живое от идеи привлечения средств в проект через проведение ICO в российской юрисдикции? Да, остается и довольно много.

Во-первых, стоит отметить модель ICO реализующую программу лояльности. Токен выступает неким аналогом дисконтной карты, дающей право на получение скидки при покупке чего-либо, контролируемого проектом, или обмена на это нечто — со скидкой 100 процентов.

Проект запускает сбор средств по модели ICO, раздавая в обмен на крипту — а в этом случае допустим и фиат, свои токены. Собранные средства вкладываются в развитие бизнеса, а токены дают право профинансировавшим проект инвесторам на получение выгод в виде скидок или продукта. Токены выступают аналогом баллов программы лояльности, получаемых её участниками в обмен на нечто, переданное проекту ранее. Собранные на ICO cредства проект может учитывать по бухгалтерии как свои обязательства, следующие к погашению в порядке предусмотренном положением о токенах. Блокчейн выступает в качестве надежного инструмента хранения информации об обязательствах проекта перед участниками программы лояльности.

По этому пути пошел нашумевший проект ICO LavkaLavka. Прокуратура приехала, получила объяснения и уехала. Покушений на рубль нет, национальное богатство в неприкосновенности, ценными бумагами не пахнет — всё хорошо.

ICO проектов с токенами аналогами акций до момента начала регулирования рынка со стороны российских властей, строго говоря, не запрещены и могут быть запущены из российской юрисдикции, не создавая, при должном бухгалтерском учете принимаемых инвестиций на стороне проекта, противоречий с действующим законодательством.

Однако, следует иметь в виду, что на момент включения регулирования такие проекты окажутся под угрозой, если не угадают с формой приема и учета средств инвесторов. Наиболее подходящим форматом в этом случае представляется прием денежных средств под договор займа, а прием криптовалют под договор мены, предусматривающий обязательства проекта что-то отдать в обмен. Прямые отношения проекта и инвесторов как участников — дольщиков, пайщиков, выглядят с точки зрения закона рискованными.

Беспроигрышным вариантом ICO в российской юрисдикции, как, впрочем, и в любой другой, является классический краудфандинг, проводимый на блокчейн-платформе, как сбор пожертвований на реализацию проекта. Проект может в этом случае добровольно принять на себя самостоятельно определяемые им обязательства перед жертвователями, но в этом случае необходимо тщательно контролировать формулировки официальных документов, чтобы не залезть на территорию отведенную российским законодательством для ценных бумаг.

В заключение необходимо напомнить, что поверхностная мимикрия проекта выходящего на ICO в России не избавит его организаторов от привлечения к ответственности, если представители правоохранительных органов — а иметь дело придется, скорее всего, с прокуратурой, усмотрят в проекте признаки нарушения какого-нибудь российского закона. Российским юридическим лицам, решившимся собрать средства через механизмы ICO, в любом случае придется давать объяснения и эти объяснения лучше готовить одновременно с White Paper.

Update:

Вполне возможно, что к 1 июля привлечение денежных средств и криптовалют путем размещения токенов получит вполне определенный правовой статус на территории РФ.  Поручение проработать этот и другие вопросы (такие как «определение статуса цифровых технологий» и «требований к организации и осуществлению производства, основанного на принципах криптографии в среде распределённых реестров», т.е. майнига), утвердил президент РФ по итогам совещания по вопросам использования цифровых технологий в финансовой сфере. Ответственным лицом был назначен Дмитрий Анатольевич Медведев.

 

Источники: bitnovosti, kremlin



Рубрики:Важное, Проишествия, ICO

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s