Экономические аспекты первичного предложения монет (ICO). Часть 2

Патинко

Экономика модели ICO и аппкойнов должна быть жизнеспособной и стабильной, ибо в некоторой степени резкий рост курса токена может оказаться более разрушительным для компаний-эмитентов, чем даже его падение до нуля. Чтобы провести такой анализ, необходимо обратиться к основам рынка токенов.

Монетарная политика

Монетарная политика определяет количество токенов, выпущенных в ходе эмиссии, а также частоту эмиссий и общее количество токенов, выпущенных за весь период. Ограничение и контроль над предложением создаёт предпосылки для некоторого увеличения спроса, а значит и роста обменного курса токена. Монетарная политика представляется как часть эмиссионной стратегии, предполагающей создание и выпуск токенов в строго определённом объёме. Однако, даже при ограниченном совокупном предложении, эмитент вправе выпустить в оборот лишь часть доступных токенов, чтобы заработать определённую сумму. Она пойдёт на погашение расходов, связанных с осуществлением бизнес-плана. Оставшаяся масса формирует «промежуточную кассу» (escrow), предназначенную для покрытия операционных расходов, либо финансирования будущих проектов. К примеру, в рамках вышеописанного «прачечного» проекта с токенами LTX, максимальное предложение составляло 1 млн. токенов, в то время как на рынок выпущено лишь 500 тыс. токенов. Остальная масса формирует «промежуточную кассу» — резерв, предназначенный для покрытия текущих расходов и и/или издержек, связанных с дальнейшим расширением сети прачечных.  Для того, чтобы у инвесторов была уверенность в том, что токены этого «резервного фонда» не будут растрачены (проданы сразу же после поступления), и обвала цен не произойдёт, необходимо внедрять механизмы контроля за доступом к этим средствам и их использованием, либо на время заблокировать доступ, чтобы обеспечить стабильность продаж в течение «определённого периода». Все эти аспекты относятся к монетарной политике, так как они подразумевают прямой контроль над оборотом токенов. Такая концепция регулирования криптовалютных рынков вполне понятна.

Фискальная политика

Также важно, чтобы участники ICO-проекта понимали и оценивали все выгоды от обладания токенами, а не просто занимались подсчётом прибыли и дефицита. Этот момент является ключевым, и хотя о нём не так много говорят и не все понимают его суть, он столь же важен, как и монетарная политика. Также, как мы развиваем «прачечный» ICO-проект, мы развиваем бизнес, стремимся к максимальной капитализации и планируем оказывать услуги по стирке белья и брать за них плату не только в токенах LTX, но и в долларах, а также в других криптовалютных единицах —  BTC, ETH и ETC). Но всё же, коммерческая выгода от использования токенов (скидки) означает, что получить доступ к нашим услугам проще через LTX, чем через другие платёжные системы, особенно если в обороте находится много токенов, и дефицит снижается.

Чтобы побудить клиента к покупке токенов LTX, мы, как эмитенты, должны обеспечить выгоду, например — делать скидки. Можно сделать так, чтобы стирка куртки обошлась клиенту не в $10, а в $8. Мы можем регулировать размер скидки, а значит и степень коммерческой выгоды, отталкиваясь от текущего уровня внешней конкуренции, колебаний операционных расходов, либо иных факторов. Таким образом, мы регулируем оборот находящихся в обращении токенов, не прибегая к радикальным монетарным мерам, таким как искусственное увеличение/уменьшение предложения или накопление/высвобождение токенов. Такой контроль над потоком токенов и совокупным предложением и спросом является разновидностью фискальной политики. В этом контексте, фискальная политика, в отличие от монетарной, является совокупностью не прямых, а косвенных мер, направленных на регулирование оборота токенов.

Эмитент может выступить с коммерчески выгодным предложением, например — предоставить скидку при условии оплаты в LTX, что будет способствовать росту совокупного спроса на токены (с С1 до С2, как показано на графике внизу). Эти меры могут сочетаться с мерами монетарного характера. Например, по мере роста совокупного спроса, обусловленного текущей фискальной политикой, компания-эмитент может продолжить выпускать токены, которые могут вноситься в «промежуточную кассу», увеличивая таким образом совокупное предложение (от P1 до P2 на графике). Влияние одновременного повышения предложения и спроса, обусловленных внедрением коммерчески выгодных предложений, на текущий рыночный курс токена может быть минимальным. Этот простой мыслительный эксперимент отображён на графике:

Спрос и предложение

Данная модель, учитывающая как монетарные, так и фискальные меры (являющиеся макроэкономическими характеристиками) и применяющая схему, предполагающую взаимодействие этих мер, обеспечивает совокупный спрос и предложение и показывает, насколько они важны для понимания структуры ICO, аппкойна, осуществления дальнейших проектов, предполагающих выпуск тех или иных активов, а также для оценки их стоимости и возможных рисков.

Спрос и предложение

Исходя из вышесказанного, с точки зрения монетарной и фискальной политики, баланс между коммерческой выгодой и дефицитом предложения играет важнейшую роль в планировании эмиссии аппкойнов и её влиянии на бизнес (см. график ниже). Экономический анализ такого баланса может быть смоделирован путём оценки уровней предложения и спроса на основе этих поясняющих факторов. Поскольку мы проводим мыслительный эксперимент, мы можем вполне резонно предположить, что большой дефицит токенов вкупе с немалыми коммерческими выгодами (например, значительными скидками на продукцию), может привести к резкому, гипердефляционному росту их курса и побудить пользователей беречь токены, поскольку создаётся эффект «падения цен», и они видят в нём возможность распорядиться этой суммой с большей выгодой позднее. Хотя в этом есть свой позитивный момент, поскольку возрастает покупательная способность токена, а значит и доходы компании от перепродажи этих переоцененных токенов, у этого сценария всё же есть свои подводные камни. Очевидно, что такая «бережливость» удерживает владельцев токенов от их использования, и у них создаётся ощущение, что платить за товары/услуги официальной валютой менее выгодно, чем токенами. В результате они также не спешат покупать их, либо предпочитают другие похожие товары/услуги или обращаются к конкурентам. Замедление деловой активности, в свою очередь (в расчёте на то, что «рынок всех рассудит»), приведёт к снижению курса токена, которое будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнуто равновесие. Однако, достижение такого баланса не всегда означает рентабельность бизнеса. С другой стороны, «низкодефицитные» токены, несущие минимальную коммерческую выгоду, могут быть малопривлекательны для пользователей как средства для инвестирования или оплаты услуг. Это достаточно сложный вопрос, и оценить его сложность, не обращаясь к истории и прогнозам динамики продаж, доходов и расходов, зависящих от особенностей основной продукции компании и особенностей клиентов, довольно проблематично.

Выгода и дефицит

Оптимальная модель

С точки зрения эмитента, в то время, как владельцы токенов определяют их экономическую функцию, исходя из которой компания может назначать им кредиты (например, в форме стирки курток), она вправе реализовывать токены на рынке по текущему рыночному курсу. Такой подход позволяет покрывать операционные расходы и получать прибыль. Последовательность операций, включающая приобретение токена, его переоценку клиентом и перепродажу эмитентом на рынке, может характеризоваться цикличностью и продолжительностью. Это значит, что аппкойны становятся в некоторой степени валютой, которая принимается эмитентом пока только в рамках сети. Из этого следует, почему вышеописанная схема, учитывающая монетарную и фискальную политику и их взаимодействие, имеет право на жизнь, поскольку «научное исследование подтверждает, что рассматривать монетарную политику в отрыве от фискальной – значит игнорировать их закономерную взаимосвязь, являющуюся важным условием для достижения равновесия на рынке» [14].

Применительно к аппкойну, эта модель, возможно, является наиболее надёжной с точки зрения бизнеса и экономики. И наоборот, примером нерационального мышления является модель «один к одному», предполагающая, что каждый выпущенный токен может быть использован лишь один раз, и тогда их рыночная стоимость фактически была бы привязана к стоимости купонов, выпускаемых конкурентами. К примеру, если один токен выражает стоимость определённой услуги, при том, что конкуренты назначают цену за ту же услугу $10 (все остальные условия одинаковы), то для покупателей токенов нет смысла платить более $10 за токен на открытом рынке (при отсутствии скидок).

К тому же, эмитентам необходимо учитывать время, которое уйдёт на продажу токена на открытом рынке после его переоценки обладателем согласно его коммерческой функции. Если рынок достаточно ликвиден, сделка может быть быстрой, и риски, обусловленные ценовой волатильностью, будут минимальными. С экономической же точки зрения, риски могут оказаться значительными, поскольку попытки контролировать рыночное предложение путём накопления токенов могут обернуться коллапсом в случае резкого падения курса. При таком сценарии, эмитент не сможет реализовать токены, а значит и окупить расходы на услуги, которые были оплачены по старому курсу. Хотя при наличии эффективных инструментов/услуг, риски можно контролировать, наиболее оптимальным вариантом будет не накопление токенов, а их продажа в количестве, выручка от которого позволила бы, в первую очередь, окупить расходы. Эта модель также используется майнерами.

В перспективе может встать вопрос о «выкупе» токенов, например, если в один прекрасный момент компания-производитель решит прекратить выпуск того или иного продукта/услуги, либо отойти от использования токенов. При таком сценарии, обладатели токенов фактически смогут решать судьбу продукта или услуги этого производителя. Держатели токенов не просто имеют право голоса: их влияние на принимаемые компанией решения растёт вместе с курсом и оборотом токенов. В этой ситуации, наиболее простым и оптимальным вариантом для компании было бы начать выкупать токены у держателей обратно по рыночному курсу. Этот процесс необходимо контролировать, чтобы, анонсируя или осуществляя выкуп, компания не столкнулась с трудностями. Следует отметить, что изъятие любых «денег или активов» из оборота (в данном случае — аппкойнов) – это весьма сложный процесс. Об этом свидетельствуют проблемы, которые возникли в Индии в результате драконовской демонетизации 2016 года [15]. Хотя в случае с аппкойном масштабы намного скромнее, по мере расширения бизнеса, роста курса токена и его популярности могут возникнуть похожие предпосылки, особенно если курс токена привязать к стоимости товара и услуги, без которых людям уже не обойтись и которые не могут быть предоставлены без участия компании-производителя (например, Windows XP). Наиболее разумным решением был бы выкуп или демонетизация в рамках первичного предложения аппкойнов, или даже внедрение какой-либо функции, которая позволяла бы контролировать этот процесс в автономном режиме.

Эффективные и неэффективные ICO

Внедрение ICO-проектов, выпуск аппкойнов и отслеживание влияния микро- и макроэкономических факторов на бизнес, благосостояние акционеров и рынок в целом свидетельствует о том, что уже в обозримом будущем компании будут нуждаться в услугах финансовых директоров и ведущих экономистов, поскольку управление подобной структурой можно будет сравнить с управлением небольшим государством. Это может сулить немало трудностей скорее для начинающего или молодого предприятия, чем для крупной фирмы, использующей первичное предложение монет и предлагающей уже завоевавшие твёрдые позиции товары и услуги.

Если крупная, твёрдо стоящая на ногах компания, например Spotify, Netflix, или даже PornHub (что, скорее всего, более вероятно, если учитывать историю порнографии и её роль в развитии новых моделей бизнеса [16]), идёт по пути первичного предложения монет и выпускает аппкойны, чтобы окупить операционные расходы и затраты, связанные с расширением бизнеса, такой шаг может быть экономически обоснованным. При таком сценарии, экономика может расти довольно уверенно, благодаря доступности операционных и финансовых данных, касающихся прошлых и прогнозируемых операций. Таким образом, можно запустить эффективный проект с использованием токенов, который принесёт выгоду пользователям, обеспечит рост компании-эмитенту и докажет состоятельность используемой ей бизнес-модели.

С точки зрения стартапов, выпуск аппкойнов может иметь экономический смысл для фирм категории А (либо более высокого уровня), когда границы рынка уже обозначены, и компания развивается за счёт дальнейших капиталовложений. В этом контексте видно, что первичное для венчурных компаний, находящихся на более поздних этапах развития, предложение аппкойнов может оказаться разрушительным, вопреки их текущим ожиданиям [17].

В обоих случаях, перед давно действующими компаниями, а также бизнес-акселераторами, встаёт вопрос: зачем выпускать аппкойны, если они не являются активами? Ведь они легко доступны для розничных инвесторов, и жизненным циклом токена можно управлять в обход правил, регулирующих использование сбережений и активов клиентов. Тогда зачем производить токены в блокчейне, основанном на умных контрактах? Не проще ли осуществлять платежи в криптовалюте (или в иных формах), используя централизованно управляемый аппкойн?

Некоторые юридические аспекты

Ну и, конечно, нельзя не затронуть юридическую сторону вопроса. Здесь мы поговорим о некоторых моментах и подробно остановимся на готовящемся докладе, посвящённый менее обсуждаемым аспектам, затрагивающим тему правонарушений и ненадлежащего исполнения обязанностей в сфере криптовалют.

В примере с прачечными услугами, мы выпускаем LTX строго в рамках нового проекта, и тем самым формируем венчурный (рисковый) капитал. Почему? Потому что экономическая реальность состоит в том, что люди вкладывают деньги в проект, рассчитывая получить выгоду в обозримом будущем, и эта выгода заключается даже не в том, чтобы просто купить какой-то продукт или воспользоваться услугой. В отличие от краудфандинга, в основе которого лежит получение вознаграждения, например Kickstarter, потенциальная выгода для участника ICO-проекта не ограничивается каким-то одним продуктом или услугой. Здесь пользователи вкладывают средства в экономически состоятельную и успешную компанию и ожидают дальнейшего роста курса токена, имеющегося у них на руках. В результате, они либо получают выгоду от продажи токенов (рост капитализации), либо имеют доступ к дополнительным услугам со скидкой (коммерческие выгоды). Так или иначе, ожидаемые выигрыши прямо отражают общий бюджет ICO-проекта и усилия эмитента, использующего этот бюджет для финансирования и поддержания его эффективной работы. Именно эти ожидания убеждают пользователей не просто покупать единичные продукты или услуги (как в Kickstarter), но и инвестировать в сам проект, который только развивается и набирает вес, поскольку они рассчитывают получить «неограниченную» (прямую или косвенную) финансовую выгоду.

Сложная экономика первичного предложения монет и аппкойна позволяет предположить, что мы имеем дело с новым видом активов. Если аппкойн окажется таким активом, возможно, децентрализованная модель управления заставит правильно использовать деньги и активы, принадлежащие клиентам. Но это уже другой вопрос.

В то время, как эти сложности обусловлены юридическими, регуляционными и правовыми вызовами, если ICO рассматривается как открытое предложение, а аппкойн – как разновидность актива, другие, менее очевидные вызовы могут обуславливаться обычными юридическими вопросами, связанными с нарушениями условий договоров и другими противоправными действиями. Эти вызовы могут становиться всё более актуальными, поскольку чем крупнее компания и больше её оборот, тем она уязвимее для различных юридических атак. Возможно возникновение рисков в результате действий, которые могут восприниматься как нарушения условий ICO-контрактов, либо иных неправомерных шагов, вследствие которых держатели токенов несут убытки, например, в результате обнуления курса токена, произошедшего по вине эмитента. Такая правовая помощь может оказаться необходимой по мере того, как компания-эмитент меняет модель бизнеса, преуспевает, и токен теряет свою актуальность. Это означает, что будущие венчурные инвесторы/инвесторы/приобретатели, скорее всего, должны будут профессионально подходить к этим рискам и таким образом улучшать экономические показатели компаний.

Заключение

Следует подчеркнуть, что несмотря на субъективность данного обзора, рассматривающего экономические явления через призму «умственного эксперимента» (лучшего друга учёных-физиков и экономистов), он опирается на достаточно закономерные финансовые, коммерческие и экономические явления. Верно то, что ICO и аппкойны – принципиально новые вещи, и, хотя мы не имеем возможности покинуть наши «норки» и заглянуть в салон Патинко, чтобы получить информацию «из первых рук», у нас есть воображение, логическое и аналитическое мышление, которые позволяют увидеть картину происходящего и в определённой мере предугадать дальнейшее развитие событий.

Многие верят и даже пытаются доказать другим, что ICO есть не что иное, как вознаграждающая модель краудфандинга или (что само по себе абсурдно) «платные ключи API», призванные убедить людей не пользоваться криптовалютными активами или иными сложными новыми финансовыми инструментами лишь для того, чтобы уйти от юридической и административной нагрузки. Это может сулить кратковременную прибыль, однако таким образом они могут упустить уникальный шанс или даже заложить бомбу замедленного действия.

Мы благодарим:
Александра Эйнсли за информацию об особенностях экономики Японии, а также за сравнительный анализ индустрии Патинко и ICO.
Сотрудников компании «Ниваура» за оказанную в ходе исследования помощь.
Данная статья — только часть исследования. В течение следующих месяцев мы продолжим публиковать новые материалы и будем рады выслушать различные мнения и точки зрения. Вся полученная нами объективная информация будет отражена в следующих статьях.

Источник



Рубрики:Анализ, Важное, Инвестиции, Курс, Мнение, Финансы, ICO, смарт-контракты, эфир

Метки: , ,

2 replies

Trackbacks

  1. Бывший юрист Комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку — Джей Клэйтон, объясняет, какие ICO-проекты Эфириума подлежат регулированию R
  2. Бывший юрист Комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку — Джей Клэйтон, объясняет, какие ICO-проекты Эфириума подлежат регулированию -

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s