Экономические аспекты первичного предложения монет (ICO). Часть 1

Патинко

Эта статья – мысленный эксперимент, который, мы надеемся, поможет разобраться в некоторых важных аспектах Initial Coin Offerings (ICO) – «первичного предложения монет», а также понять экономическую суть «Аппкойнов». Однако, прежде чем мы перейдём непосредственно к теме, необходимо познакомить читателя с одним довольно известным игровым феноменом – Патинко.


Патинко

До 2016 года в Японии действовал запрет на азартные игры. Однако, даже до легализации встречались исключения. Например, действовали тотализаторы на скачках, соревнованиях на лодках, гонках на мотоциклах и велосипедах, разыгрывались лотереи. Сейчас всё постепенно меняется. Но всегда были люди, которые умели обходить законы. Так вот, Патинко представляется одной из популярных лазеек. В игровых залах Патинко использовались машины, похожие на пинбольные автоматы. Хотя игра не была широко известна за пределами Японии, её появление спровоцировало бум в японском игорном бизнесе: в 2015 году насчитывалось примерно 11 000 салонов, и общий доход от их деятельности составил 209 млрд. долларов США, то есть примерно 4-5% ВВП [1], [2].

Патинко работает следующим образом [3]:

Патинко

Игровой зал Патинко

  • Игрок заходит в салон и приобретает/арендует металлические шары по цене 1 йена каждый.
  • Далее, он направляется с ними к автоматам Патинко (на рисунке), которые внешне напоминают вертикальные пинбольные машины.
  • Также, как в обычный пинбол-автомат загружаются монеты, в патинко-автомат загружаются шары, после чего игрок нажимает и отпускает рычаг, оборудованный пружиной и соединённый с молоточком, покрытым слоем мягкого материала, который толкает шар и направляет его вдоль металлического желоба. В результате, шар попадает в игровое поле.
  • Если один из шаров попадает в нужный сектор, игрок получает право на дополнительные попытки и может выиграть больше шаров.
  • Чем больше шаров удаётся выиграть, тем дольше они находятся в игре, и тем выше вероятность выигрыша.
  • Сами шары не представляют какой-либо ценности. Однако, как только игрок заканчивает игру, он перемещает все выигранные шары (включая те, что были выиграны в процессе игры) в призовую кабинку и выбирает призы на сумму, соответствующую общей стоимости выигранных шаров. К примеру, если на момент начала игры у игрока было шаров на сумму 10 йен, а к концу игры сумма возросла до 20 йен, он может выбрать, скажем, плюшевого медведя стоимостью 20 йен, вместо денег, поскольку игры на деньги запрещены законом.
  • Самый интересный момент заключается вот в чём: Патинко-салоны негласно сотрудничают с магазинами, которые формально не являются их филиалами и, как правило, находятся недалеко от них. Их задача — «выкупать» у игроков выигранные призы, то есть, игрок в итоге всё-таки получает свои деньги!
  • Шары и призы выступают как гарантия получения выигрыша. Для салона очень важно поддерживать репутацию, поскольку игроки должны быть уверены в том, что они получат свои призы, а значит и деньги.

Игровые салоны Патинко выстроили успешную игровую (и игорную!) индустрию, работающую тонко, эффективно и вполне открыто. Судя по размаху, можно предположить, что подобные игры либо пользуются огромным спросом, либо индустрия является лёгким и «безобидным» вариантом казино. Возникает вопрос: какое из этих двух предположений верно?

Эффект Патинко

Если с игровой точки зрения феномен Патинко сравним с пинбол-машиной «Терминатор», то с точки зрения бизнеса мы видим, что Патинко — это не столько замена казино, сколько лазейка в законе. В какой-то степени, салоны Патинко оказались одним из простейших способов покрыть спрос на игровые услуги в обход ограничений на игорный бизнес, установленных законодательством. С этой точки зрения, салоны Патинко стали неким полуоптимальным вариантом замены казино. Именно полуоптимальным, поскольку, во-первых, Патинко предлагает лишь один вариант игры и не может конкурировать с казино по широте ассортимента. Во-вторых, сам игровой процесс в Патинко не слишком удобен для тех, кто просто желает сыграть на деньги.

Терминатор

Японское правительство решило узаконить игорный бизнес, поскольку он является внушительным источником налогов, способствует увеличению потока туристов, а значит и экономическому росту [4]. Новые законы создают предпосылки для расширения сети казино и игрового ассортимента, способных удовлетворить желания и требования посетителей. Доля Патинко, на рынке, скорее всего, сократится, поскольку казино оттянет на себя часть клиентуры. Однако, весьма вероятно, что игровые салоны, созданные с целью обойти закон, подобные Патинко, приспособятся к новым условиям и также привлекут немало клиентов. В зависимости от стоимости и доступности лицензий на игорную деятельность, ныне действующие салоны Патинко могут выплачивать выигрыши в деньгах, а также перейти на другие виды игровых автоматов, например слот-машины, или более продвинутые терминалы Fixed Odd Betting, предлагающие фиксированные ставки. Эти машины в своё время вызвали переполох в Великобритании [5].

Следует отметить, что новое законодательство, несмотря на ужесточение контроля и надзора, призванное обезопасить игроков и влекущее за собой повышение операционных расходов, создаёт больше возможностей для легальной коммерческой деятельности и повышения прибыли, а также способствует расширению игрового ассортимента.

Но если мы говорим о первичных размещениях монет, тогда причём здесь Патинко? Ответ прост: феномен Патинко весьма интересен и в большинстве случаев отражает схемы обхода законов в криптовалютной среде, позволяющие уйти из-под контроля государственных органов. Эти действия препятствуют адекватной оценке масштаба эмиссии, а также мешают оценить риски и сбивают людей с верного пути.

Первичное предложение монет

С приходом Биткойна в 2009 году мы получили возможность обмениваться цифровыми токенами, имеющими определённую ценность (если речь идёт о блокчейне «Биткойн», то это биткойны), в сети Интернет без участия посредников. Однако, чтобы выпустить новый тип токена, приходилось либо создавать и масштабировать новый блокчейн (путём форка от Биткойна), либо проводить эмиссию токенов существующего блокчейна, например Биткойна (используя метаданные, входящие в коды необработанных транзакций). В первом случае дело оборачивалось изнурительной борьбой, поскольку возникали трудности с масштабированием, к тому же не так просто добиться, чтобы изменения повлияли на работу всей сети, а не отдельных её компонентов. Во втором случае оказалось проблематично внести достаточное количество данных по новым токенам в коды необработанных биткойн-транзакций. Как видно, ни одна из моделей не представляется идеальной.

С приходом Эфириума в 2015 году, появилась идея децентрализованных «умных контрактов». Эфириум предоставил не только инфраструктуру для обмена цифровыми токенами (в данном случае эфирами), но и мощности для создания и автономного управления другими цифровыми токенами в Интернете без участия посредников.

С помощью концепции умных контрактов, которые по сути своей являются приложениями, работающими на базе децентрализованной сети, можно генерировать токены, распределять их среди пользователей и делать их ходовым товаром на рынке. Процесс генерации и распределения токенов среди пользователей в обмен на базовый цифровой токен сети называется первичным размещением токенов (ICO).

Токены ICO

Эти цифровые токены естественнее и проще всего использовать в качестве активов: они могут играть роль ценных бумаг, страховать долговые риски, представлять какую-то часть прибыли, и т. д. Помимо того, что объём эмиссии, распределение и оборотоспособность оговорены в умном контракте, не подлежащем каким-либо изменениям, можно заранее внедрить те или иные параметры: например, активировать регулятор потока денежной массы, который бы запускал этот поток в конкретный момент, либо при возникновении определённых внешних факторов. По ряду причин, инфраструктура блокчейна играет заметную роль в распределении финансовых активов, которые, как правило, регулируются правовыми актами, регламентирующими политику в отношении денег и активов клиентов в течение всего периода (об этом мы поговорим в одной из следующих статей).

Однако, поскольку эмиссия активов – жёстко регулируемый процесс, как извне, так изнутри, стартапы породили ряд схем, позволяющих производить токены в обход законодательства. Также, как нет ответа на вопрос, можно ли считать токены активами, нет ясности и в других моментах, касающихся налогов на прибыль, благонадёжности клиентов и предотвращения отмывания преступных доходов. Эти юридические вопросы в настоящее время прорабатываются, и идёт поиск их решения. Наша задача – не вдаваться в эти вопросы, а попытаться увидеть и описать экономическую среду, в которой происходит процесс ICO, выпускаются и используются токены.

Аппкойны

Одна из наиболее известных моделей первичного размещения монет – создание и выпуск так называемых «аппкойнов». Это как раз тот случай, когда выпущенный цифровой токен выражает доступность какого-либо продукта или услуги, уже существующей или планируемой. Покупка такого токена считается как бы покупкой «программной лицензии», наделяющей владельца токена «правом» доступа к конечному продукту или услуге. Однако, в отличие от обычных лицензий, эти токены легко перемещаются как прямо между пользователями (без рецепта), так и посредством криптовалютного обмена. Такая высокая оборотоспособность создаёт ликвидность и таким образом влияет на ценовую волатильность в зависимости от реакции рынка на эмиссию.

Согласно теории, если аппкойны обеспечивают доступ к готовящемуся к выпуску товару или услуге,  их котировки начнут расти с началом реализации этого товара или услуги, и поток клиентов увеличится. Поэтому, те, кто приобрёл токены заранее (участники процесса первичного выпуска), получают прибыль уже с момента продажи выпущенных токенов. В данной статье рассматриваются экономическая динамика и её влияние на владельцев аппкойнов.

Гнозис

В качестве примера можно привести ICO Гнозис: размер собранных средств достиг суммы (в эфирах) эквивалентной 12 млн. долларов США менее, чем через 15 минут после начала ICO, причём объем проданной эмиссии составил лишь 5% от общего объёма выпущенных токенов (GNO). Это значит, что капитализация токена достигла 300 млн. долларов США, и это произошло ещё до создания конечного продукта! В публикациях Гнозиса рассказывается о структуре ICO, о том, как работают токены GNO , а также о потенциальной прибыли приобретателей токенов. «Условия продаж токенов», описанные «Гнозис Лимитед» , раскрывают юридические аспекты эмиссии, подобные тем, которые сопровождают размещение частных облигаций, однако они практически не затрагивают экономические тонкости и риски, связанные с эмиссией ICO или аппкойнов. В то же время, даже эксперты, ориентирующиеся в сложных финансовых процессах, умеющие оценивать риски и разбирающиеся в технологиях, не всегда оказываются способны разгадать сложную природу токена, предугадать динамику его развития в экономической среде или оценить потенциал и возможные риски.

Данная статья направлена не столько на критику Гнозиса, сколько на создание основы для анализа экономических реалий, стоящих за аппкойнами, и оценки их стоимости и возможных рисков. Как видно из вышесказанного, размещение токенов Гнозиса – сложный процесс, и мы постараемся распутать этот узел, используя простой и понятный мыслительный эксперимент с ICO на основе примера с услугами по стирке белья.

«Прачечные» токены

Представьте себе, что мы профессионально занимаемся стиркой и планируем открыть новую сеть прачечных, которые будут финансироваться по схеме первичного предложения монет (ICO). Каждый такой «прачечный» токен (LTX) будет стоить $1, и обладатели купонов смогут пользоваться услугами всех прачечных, входящих в эту сеть. Однако, нам известно, общий объём эмиссии LTX не превысит 1 млн., что создаст эффект «искусственного дефицита». К тому же, это будет осуществляться в присутствии третьей стороны, чтобы исключить мошенничество. То есть, эта независимая третья сторона проконтролирует, чтобы эмиссия LTX не превысила заявленный уровень, исключит махинации с уже выпущенными токенами и проследит за тем, чтобы они использовались по назначению. Дальше, представим себе, что спрос и предложения влияют на курс LTX, и пользователи вправе продавать эти токены друг другу по обоснованному курсу. Согласно теории рыночных отношений, обменный курс токена на рынке, характеризующемся достаточной ликвидностью, отражает суть проекта. То есть, выпускаемые токены LTX инвестируются в развивающуюся сеть прачечных салонов. В результате, растёт курс токена (благодаря ожиданиям удачного старта), а значит увеличиваются и доходы обладателей токенов. И наоборот, если проект буксует, негативная информация публикуется в СМИ, курс LTX снижается, и обладатели токенов терпят убытки.

Чтобы экономика токенов LTX работала, как и экономика аппкойна, необходимо, чтобы выпущенные токены конвертировались согласно их функции – оплаты «прачечных» услуг, т. е. обладатели должны быть уверены, что они смогут расплатиться ими за эти услуги в любом из салонов сети. Токены LTX могут делиться на более мелкие элементы; проще говоря, при расчёте за услуги в салоне они обмениваются на так называемые «прачечные кредиты» в соответствии с рыночным курсом в долларовом выражении. Таким образом, если предположить, что один LTX стоит $50, то после перерасчёта в салоне обладатель получает кредит в размере $50. Иными словами, если чистка куртки стоит $10, он может почистить пять курток. В случае роста курса токена, держатели могут получить «бесплатные кредиты» и на данную сумму постирать уже большее количество курток. Возможно, кому-то схема покажется запутанной. Однако, этот пример достаточно прост, по крайней мере, по сравнению с Гнозисом, где токен GNO = LTX, а WIZ играет роль «прачечного» кредита!

Продолжение следует…

 

Источник



Рубрики:Анализ, Важное, Инвестиции, Курс, Мнение, Финансы, ICO, смарт-контракты, эфир

Метки: , ,

4 replies

Trackbacks

  1. Гайд по запуску ICO (Initial Coin Offering) – Первичное Предложение Монет — EthereumClassic
  2. Бывший юрист Комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку — Джей Клэйтон, объясняет, какие ICO-проекты Эфириума подлежат регулированию R
  3. Бывший юрист Комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку — Джей Клэйтон, объясняет, какие ICO-проекты Эфириума подлежат регулированию -

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s