Новые монеты императора: как ICO раздули 100-миллиардный крипто-пузырь (часть первая)

image6

Олаф Карлсон-Ви (Olaf Carlson-Wee), основатель и директор Polychain Capital, хедж-фонда, специализирующегося на инвестициях в крипто-активы. На сегодняшний день прибыль фонда составила 300 %.

24 апреля Мартин Кёппельман (Martin Köppelmann, 31 год), Стефан Джордж (Stefan George, 29 лет) и Мэтт Листон (Matt Liston, 25 лет) открыли свои ноутбуки на длинном деревянном обеденном столе, окружённом деревянными стульями с высокими спинками и канделябром, в снятой через Airbnb квартире на Гибралтаре. Старомодная окружающая обстановка ярко контрастировала с моментом. Эти трое молодых людей собирались запустить краудсейл в стиле Kickstarter для проекта, концепцию которого они разрабатывали в течение двух лет: управляемого пользователями рынка предсказаний под названием Gnosis.

Их целью было собрать 12,5 миллионов долларов. Но вместо долларов они будут принимать деньги исключительно в форме эфиров, новой криптовалюты, которой ещё не существовало два года назад. Это была новая форма краудфандинга, называемая «первичным предложением монет», или ICO (initial coin offering). Поддержавшие проект люди не получали в будущем некий готовый продукт, как это обычно бывает в проектах, финансируемых на Kickstarter. Вместо этого, в обмен на каждый токен эфира (или его часть), отправленный на кошелёк Gnosis, смарт-контракт автоматически отправлял обратно другой вид цифровых денег, токены GNO, которые дадут держателям особые права на будущей платформе, плюс играют роль своего рода акций сети.

Теоретически, по мере роста популярности Gnosis, спрос на токены GNO будет расти, увеличивая их стоимость. Учредители решили провести кампанию по сбору средств в форме голландского аукциона, когда торги начинаются с самой высокой цены, которая затем постепенно снижается. В течение 11 минут Gnosis собрал – в основном за счёт объединений покупателей – целевую сумму, равную 12,5 млн долларов, продав только 4,2 % от выделенных для аукциона 10 миллионов токенов. Исходя из конечной цены 29,85 долларов, их проект, у которого на тот момент была лишь 49-страничная «Белая книга» и несколько тысяч строк кода в открытом доступе, был оценён в 300 миллионов долларов. Через два месяца токены GNO торговались по 335 долларов каждый, а стоимость самого проекта неожиданно выросла до 3 миллиардов долларов – это больше, чем рыночная капитализация Revlon, Box или Time Inc. Доля одного только Кёппельмана, теоретически, стоила теперь около 1 миллиарда долларов. «В этом есть определённая проблема», – признаёт Кёппельман, запинаясь и находясь в явном смущении. Его лучшее обоснование для оценки проекта заключается в том, что вокруг полно проектов, значительно уступающих Gnosis.

В этой истории заключено практически всё, что нужно знать о великом криптовалютном «пузыре» 2017 года. Совокупная рыночная капитализация этих виртуальных активов за последние 12 месяцев выросла на 870 % – с 12 миллиардов до более 100 миллиардов долларов. (Впрочем, эта цифра постоянно меняется, так как падение или рост рынка на 30 % за сутки не считается чем-то экстраординарным.) Это более чем в шесть раз превышает рост капитализации фондового рынка во время бума «доткомов» в период с 1995 по 2000 годы. Значительная доля в росте этого совокупного показателя принадлежит Биткойну – первоначальному цифровому активу, созданному на стыке криптографии, облачных вычислений и теории игр – который один в 2017 году вырос на 260 %. Общая стоимость Биткойна сегодня превышает 40 миллиардов долларов, несмотря на историю, полную подозрительных личностей, мошенничества, воровства и некомпетентности (в том числе, кризис Mt.Gox, который отнял от этого показателя почти 500 миллионов долларов).

Однако более новые цифровые активы растут значительно быстрее и делают нечто более интересное. Вместо того чтобы выполнять функции обычной цифровой валюты, используемой в основном для спекуляций, эти так называемые «крипто-активы» объединяют в себе качества акций предприятия и токенов. Основой для них выступает сеть, называемая Эфириумом (валютой которой являются эфиры). Как и Биткойн, она основана на блокчейне, представляющем собой, по сути, защищённый, децентрализованный и постоянно обновляемый реестр данных. Но если Биткойн позволяет только осуществлять транзакции, сеть Эфириума способна поддерживать работу программного обеспечения. Иными словами, валюты, основанные на Эфириуме, могут выполнять и другие задачи, помимо денежного обмена между пользователями.

0705_forbes-cover-bubble-cloud-100-07272017_1000x1313.jpg

В Polychain Capital инвестировали такие компании, как Andreessen Horowitz, Union Square Ventures, Sequoia Capital и Founders Fund.

Теперь каждый, у кого есть идея проекта в области цифровых технологий, может профинансировать его путём выпуска и продажи собственной монеты. Уже сейчас на рынке насчитывается более 900 различных криптовалют и крипто-активов, и новые проекты запускаются практически каждый день. 12 июня Bancor, который планирует создать новую резервную криптовалюту, продал 50 % от общего количества своих токенов и собрал 153 миллиона долларов за три часа, установив рекорд по сумме финансирования стартового капитала. Уже на следующий день компания под названием IOTA выпустила токены, предназначенные для микроплатежей в «Интернета вещей», и рыночная стоимость компании сразу же составила 1,8 миллиарда долларов. Неделю спустя платформа обмена сообщениями под названием Status запустила своё первичное предложение монет и собрала таким образом 102 миллиона долларов.

Во времена золотой лихорадки выгоднее всего продавать кирки и лопаты. За последние 12 месяцев капитализация Эфириума взлетала более чем на 2 700 %, до 28 миллиардов долларов, при цене каждого токена более 300 долларов. Впрочем, в отдельные моменты, цена эфиров обрушивалась до 10 центов и поднималась до 415 долларов. Исторически, Биткойн обладает не меньшей волатильностью, с изменениями цены от 31 до 2, потом до 1 200, до 177 и до недавних 2 500 долларов, так что армия внутридневных трейдеров, по сути, занята попытками рассчитать и спланировать нечто, обладающее предсказуемостью рулетки.

Само собой, это не помешало распространению многочисленных веб-сайтов и групп в Facebook, полных бесконечного хвастовства на тему освоения крипто-пространства, включая покупку токенов в счёт долга по кредитной карте. Или дельцов, убеждающих людей вкладывать их пенсионные накопления в биткойны или эфиры. Каждое новое предложение монет представляет собой ещё одну попытку собрать под эксцентричную бизнес-идею совершенно абсурдную сумму денег.

Эти пионеры, безусловно, открыли лучший способ сбора средств и создания сетевого эффекта. К чему пресмыкаться перед венчурными инвесторами Кремниевой долины или иметь дело с федеральными регуляторами на традиционных биржевых площадках, если можно создать токены для своей идеи, дать спекулянтам вложить в них деньги, а затем поднять их стоимость? Эти первичные предложения монет собрали более 850 миллионов долларов – от благородного «Basic Attention Token» от Brave Software (который принёс своим создателям 36 миллионов долларов за 24 секунды и итоговую оценку проекта 180 миллионов долларов на обещании использовать блокчейн-технологию для решения проблем рекламы в Интернете) до более приземлённого «Legends Room» (монеты, дающей пользователям VIP привилегии в стрип-клубе в Лас-Вегасе).

Если это звучит знакомо, то потому что так оно и есть. Налицо все те же признаки: компании, у которых нет ничего, кроме концепции, внутридневные спекулянты, дикая волатильность, голландские аукционы, мгновенное богатство, возникающее буквально из ничего – всё это уже было во времена первого Интернет-пузыря. Равно как и последовавший за этим коллапс: В 2000 году 1,8 триллиона долларов в оценке акций Интернет-компаний на фондовом рынке просто испарились, и эта история должна повториться (если только вы не думаете, что рынок предсказаний объективно стоит 3 миллиарда долларов уже на стадии концепта). Эфир – это и конструкционные блоки, и будущее описание того, что должно случиться с большей частью этой «ценности».

Впрочем, мы прошли и через тюльпаноманию. Да, первый пузырь «доткомов» был нелеп, но он также подарил нам такие компании, как Amazon, Google или eBay. И да, десятки глупых дейтрейдеров и чрезмерно увлечённых IPO людей потеряли много денег, но многих умных ранних игроков он сделал очень, очень богатыми. Эта же история повторяется и сейчас.

(Продолжение следует)

 

Источник: Forbes



Рубрики:DApps, Инвестиции, Мнение, Финансы, Ethereum, ICO, смарт-контракты, эфир

Метки: , ,

2 replies

Trackbacks

  1. Эфириум Классик: никаких спасений инвесторов в ICO на основе ETC — EthereumClassic

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s