Кто контролирует блокчейны?

who

Блокчейны отвечают принципам, подобным принципу открытого доступа и неприкосновенности свободы использования Интернета. Эти установки должны быть знакомы апологетам раннего Интернета.

Чтобы оградить систему от политического давления и вмешательства регулирующих органов, блокчейны используют децентрализованную инфраструктуру, исключающую возможность контроля над блокчейном одним или несколькими лицами. Схема управления блокчейном не предполагает нахождения у руля какого-то одного представителя. Контроль как бы подразумевается, его схема заложена в протоколах и изначально является неотъемлемым элементом архитектуры сети. Стать частью сообщества блокчейна – значит принять его правила, действующие с момента его основания.

Для того, чтобы провести транзакцию в блокчейне, не нужно подбирать надёжного партнёра, который бы безупречно выполнял все свои обязательства или вносил корректные данные о транзакциях. Процесс стандартизирован и осуществляется автоматически. Однако, нужна уверенность в том, что код и система останутся надёжными и в дальнейшем. Будут ли леджеры стабильно работать если блокчейн всё же окажется под влиянием политических институтов? Скорее всего, нет.

Вспомните историю, приключившуюся с ДАО. Аббревиатура означает «децентрализованная автономная организация». Это программный элемент, предназначенный для осуществления фидуциарных обязательств по содержанию и финансированию активов блокчейна без прямого участия пользователей. Код, разработанный для приложения ДАО (выбранное название создаёт некоторую путаницу), называется «умным контрактом». Он использовался на базе Эфириума. ДАО осуществила эмиссию токенов посредством умных контрактов и обменяла их на токены Эфириума, называемые «эфирами». Эта сделка сопровождалась широко разрекламированной краудфандинговой кампанией, которая собрала более $150 в эфирном эквиваленте.

Изначально, по замыслу создателей Эфириума, новый компьютерный код должен был играть роль закона, который регулировал бы процедуры заключения соглашений и устанавливал правовые рамки. Создатели ДАО также придерживались этой точки зрения и считали, что все члены сообщества должны пользоваться исключительно кодом ДАО как гарантом решения всех проблем. Код должен был играть роль контракта и закона для ДАО. К сожалению, в контракте имелись недостатки: в нём были уязвимости, которые позволили собственникам токенов перевести около трети капитала на свои счета (примерно $50 млн.) Подобные операции, хотя и имели налёт мошенничества, как ни странно, не противоречили правилам Эфириума или ДАО. Также, они не подпадали под действие каких-либо правовых актов.

Однако, в конце концов, слишком большое число пользователей Эфириума, включая несколько влиятельных представителей, понесли убытки, поскольку они уже успели обменять свои «эфирные» сбережения на токены ДАО. Они решили, что пора принимать меры для компенсации потерь. Руководство Эфириума совместными усилиями с держателями акций блокчейна решило провести «хард-форк», окончательно разделив блокчейн с тем, чтобы уведённые средства перешли под контроль более надёжных лидеров.

В результате «хард-форка» был создан новый блокчейн. Многие критики назвали этот шаг «попыткой выкупа». Эфириум осуществил выборочную компенсацию: он возместил убытки лишь тем пользователям, которые в своё время опрометчиво обменяли эфиры на токены ДАО. Для тех, кто потерял «эфирные» сбережения иным путём – в результате какой-либо рыночной манипуляции, либо иного мошеннического действия, принцип «код есть закон» остался в силе, и они не могли рассчитывать на компенсацию.

Некоторые члены сообщества восприняли хард-форк как «беспардонное нарушение базовых принципов сообщества», сродни сжиганию дома для того, чтобы поджарить поросёнка. В знак протеста, они продолжили развивать оригинальную ветку блокчейна,так что теперь мы имеем два Эфириума. Старую ветвь нарекли «Эфириум Классик», в то время как новая сохранила оригинальное название – «Эфириум».

Некоторые злые языки утверждают, что «умный контракт» вроде ДАО со временем вытеснит юристов и обрушит юридическую сферу. Однако, как выяснилось во время хард-форка, эти контракты оказались не такими уж и умными и, в общем-то, не потянули роль обязательных к исполнению соглашений. Блокчейн – инновационный инструмент управления сетями и системами. В то же время, нельзя допускать вмешательства человека в работу программного кода. Необходимо правильно применять систему автоматического регулирования к социальным сетям. Для автоматизированных систем, код является законом; для людей же закон является кодом. Когда мы смешиваем эти два понятия, возникают ситуации подобные той, что приключилась с ДАО.

Давайте рассмотрим противоречия, возникшие вокруг Биткойна. Во-первых, нужно понять, что в биткойн-блокчейне властные полномочия распределены между всеми членами сообщества. Ни один из них не имеет права изменять условия протокола. Пользователи взаимозависимы и мотивированы к сотрудничеству для поддержания устоявшихся правил. Любое изменение закона возможно только с согласия всех держателей токенов. Так, когда разработчики биткойн-приложений стали спорить о том, как повысить эффективность сети, дискуссия вылилась в схватку между пользователями, владеющими большим объёмом акций, которую ведущие СМИ прозвали «управленческим кризисом» блокчейна. Некоторые разработчики хотели внести изменения в кодовую базу Биткойна, исключить возможность её обратной совместимости и таким образом разбить сеть на несколько отдельных блокчейнов. Иными словами – провести хард-форк.

Большинство разработчиков Биткойна отвергли идею хард-форка и высказались в пользу более консервативного подхода, предполагавшего существование одного блокчейна. Другие пользователи назвали процедуру обструкционистской, и было проведено несколько публичных акций, призывавших бойкотировать её. Однако, в конечном итоге, все попытки изменить систему управления Биткойном, как и различные «тайные» соглашения между разработчиками, потерпели крах. Для многих пользователей, эту способность сети противостоять различным популистским выпадам стала доказательством эффективности текущей системы управления блокчейном и несостоятельности истории об «управленческом кризисе».

По мере расширения блокчейн-сообщества, держателям токенов всё труднее достигать консенсуса по вопросам, касающимся установления правил. В этом и кроется идея регулирования, и именно таким образом реализуются базовые принципы, задуманные создателями блокчейна. Изменение правил означает разделение с последующим созданием нового блокчейна со своим сообществом. Блокчейны не поддаются политическому давлению, поскольку в процессе управления в равной степени участвуют все пользователи, а не какой-то один представитель.

Вся сила технологии блокчейна состоит в его способности с помощью алгоритмов обеспечивать выполнение индивидуальных соглашений и следование принципам сообщества на глобальном уровне, внедряя в сеть такие ценностные установки, как доверие и сотрудничество. Именно это позволяет блокчейнам обосновываться в сегментах, в которых ранее их деятельность была невозможна по политическим или экономическим причинам. Мы должны научиться доверять блокчейну, а для этого необходимо исключить вероятность концентрации власти в руках одного лица.

Источник: hbr.org



Рубрики:DAO, ДАО, Мнение, Сообщество, Ethereum, смарт-контракты, спорный форк, эфир

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s