Блокчейн преобразит банковскую отрасль

4-1-2017_d0b2_15_50_44

Мы (BankingExchange) побеседовали с писателем и инвестором Уильямом Могайяром. По его мнению, молодая технология может преобразить финансовые сервисы.

«Блокчейн – это новый набор рельсов, – говорит Уильям Могайяр, автор книги «Блокчейн для бизнеса». – И это будет более эффективный набор рельсов, чем множество частных раздельных решений с напоминающей спагетти интеграцией между ними, которое мы имеем сегодня. Сейчас у нас есть шанс всё это переосмыслить.»

Централизация выгодна многим, но в особенности банкирам: они ощущают себя в комфорте и безопасности и крепко спят по ночам. Сколько бы банкиры ни сетовали на регуляторов и мышление высшего круга элит, идея федерального регулирования и надзора является для них определяющей. Федеральная система является своего рода «центральным банком», и она, вместе с ключевыми частными игроками, такими, как клиринговая палата, Visa, MasterCard и NACHA (Национальная ассоциация автоматических клиринговых домов), служат ключевыми центральными точками для движения того, что мы считаем «реальными деньгами», несмотря на то, что сегодня они в большей степени представляют собой отметки в базах данных.

Но блокчейн-технология и криптовалюты, основанные на концепции распределённого реестра, в противоположность централизованной базе данных, буквально смеются над централизованными концепциями финансовых услуг, на которых выросли банкиры.

Взять, например, Steem, один из фаворитов писателя и венчурного инвестора Уильяма Могайяра среди основанных блокчейнах проектов. На сайте Steem проект описывается как «база данных на основе блокчейна, поддерживающая построение сообщества и социальное взаимодействие между его членами через систему вознаграждений в криптовалюте».

«Если вы публикуете на Steem некий контент, и кто-то его «плюсует», то эта публикация приносит вам деньги», – рассказывает Могайяр. Внутри сообщества Steem есть способы эти деньги потратить.

«Я называю такой подход циклической экономикой – когда вы можете зарабатывать и тратить деньги, не покидая торговой площадки, – продолжает Могайяр. – Посторонние могут не воспринимать такие деньги всерьёз. Они скажут: «Разве вы можете печатать деньги?!» Но это работает так же, как баксы – вы их зарабатываете, получаете зарплату и тратите её. Это как будто новая страна с новой валютой.»

В чём Steem ближе всего к банковской системе, так это в доверительном аспекте его блокчейна, иллюстрирующем ключевой элемент этой технологии.

«Блокчейн решает проблему исключения «двойных трат», – объясняет Могайяр. – Мы можем пересылать ценности в цифровом виде туда и обратно, не опасаясь, что они будут использованы дважды. Если я отправил вам некую ценность, то в блокчейне отражается, что у меня её больше нет, и блокчейн можно использовать для отслеживания всей истории передачи этой ценности, потому что внесённые в блокчейн записи неизменяемы.»

Ни одна другая из используемых нами платёжных систем не была спланирована таким образом.

«Финансовые операции между компаниями чрезвычайно неэффективны», – отмечает Могайяр. Он считает, что в этой сфере вызванные блокчейн-технологиями перемены произойдут раньше, чем в потребительских платежах. «Блокчейн – это новый набор рельсов, – говорит он, – И это будет более эффективный набор рельсов, чем множество частных раздельных решений с напоминающей спагетти интеграцией между ними, которое мы имеем сегодня. Сейчас у нас есть шанс всё это переосмыслить.»

Могайяр предпринял собственную разведывательную экспедицию в мир блокчейн-технологии, результаты которой послужили материалом для книги «Блокчейн для бизнеса: перспективы, практика и применение следующей интернет-технологии», опубликованной в 2016 году.

В новом году Могайяр разовьёт свои идеи в книге В отсутствии центра: переосмысливая доверие, благосостояние и информацию в эпоху децентрализации.

Первоначальная точка зрения Могайяра на блокчейн заключалась в том, что это лишь очередное поветрие в Интернете либо новая опция в глобальной сети. В то время, говоря о блокчейнах, люди ещё имели в виду, главным образом, Биткойн или другие криптовалюты. Впрочем, последующие изыскания изменили мнение Могайяра на этот счёт.

«Я увидел, что по своему влиянию это напоминает Интернет, а он преобразил очень многое», – говорит Могайяр.

Не всё в мире блокчейнов происходило гладко. У Биткойна есть свои проблемы. Могайяр любит цитировать Андреаса Антонопулоса, технического писателя и предпринимателя, который сказал, что Биткойн «умирал уже 120 раз, и тем не менее он всё ещё здесь». Но Могайяр убеждён, что вопрос повсеместного внедрения блокчейн-технологии в сфере финансовых услуг уже перешёл из категории «если» в категорию «когда».

Ниже приводится резюме обстоятельнейшего интервью с Могайяром, несколько сокращённое нами, в том числе, и для большей ясности.

Вопрос первый: Вы писали в блоге, что блокчейн – это «на 80% бизнес и на 20% технологии». Как вы считаете, изменит ли блокчейн механизмы или даже саму природу бизнеса?

Могайяр: На самом деле, я несколько уточнил это утверждение, находясь под впечатлением от Йоги Берра. Сейчас я бы сказал, что блокчейн – это на 90% бизнес и на 50% технологии.

Да, в сумме это больше 100%, но если бы это давало 100%, то, в конечном итоге, закончилось бы, как любой старый ИТ-проект. Вы можете думать об улучшении текущих процессов, как это делают многие большие компании. Но поступая таким образом – ничего, в сущности, не меняя и используя блокчейн лишь для поддержки существующих процессов, – вы получите только часть от той пользы, которую потенциально может принести вам эта технология. Блокчейн можно использовать для переосмысления и перепроектирования процессов – как Интернет. Вот почему я говорю, что это на 90% бизнес. Вам нужно понять, что должно измениться в вашем бизнесе. Блокчейн появился, чтобы мы, наконец, смогли пересмотреть существующие бизнес-модели.

Блокчейн-технология сегодня кажется немного пугающей, потому что она ещё довольно незрелая в некотором смысле. Мы пока ещё не слишком уверены в том, какие идеи и начинания можно будет масштабировать, а какие нет. Мы находимся в самом начале изучения границ этой технологии.

williammougayar_quote1

На сегодня, большая часть инноваций, которые я видел, происходят за пределами крупных компаний. Большие компании традиционно сталкиваются с трудностями в создании новых бизнес-моделей.

Крупные компании не слишком хороши в привлечении новых клиентов. Они хорошо умеют удерживать клиентов. С другой стороны, возьмите хотя бы Clearmatics, из Великобритании. Это стартап, работающий над созданием новой, децентрализованной, расчётной сети для внебиржевых деривативов. Они начнут с нуля клиентов.

Некоторые крупные компании заняты тем, что я называю «пассы руками как стратегия». Они чувствуют, что должны показать какую-то деятельность в космическом направлении, и, в зависимости от того, кто вы есть, вы можете на некоторое время удержать аудиторию. Не то чтобы я хотел «катить бочку», в частности, на IBM, но IBM славятся своими анонсами задолго до вывода продукции на рынок. Покупатели будут ждать обещанного год, потому что это ведь IBM.

Стартапы будут расширять горизонты, и какие-то из них не будут успешными. Но таковы условия прогресса. Без амбициозных стартапов мы никогда не узнаем, где в действительности проходят границы технологии.

Сегодня банки не замечают блокчейн-стартапы. Но всё начинается с малого, и, прежде, чем вы обратите на него внимание, оно станет огромным. PayPal начинал с малого, и вырос в многомиллиардную компанию, продолжающую своё развитие уже в направлении кредитования. Банки, в конечном итоге, могут превратиться в подсобные мастерские, утратив функцию контакта с клиентами.

Вопрос второй: Считаете ли вы, что банковская отрасль двигается в правильном направлении, занимаясь исследованиями и разработками в области блокчейн-технологии?

Могайяр: Я думаю, банкам следует придерживаться портфельного подхода к блокчейн-проектам, не полагаясь на какое-то одно решение. Практически все крупные банки участвуют в консорциуме R3 CEV, а также в двух- или трёхсторонних проектах или мини-группах.

Так вот, я хочу сказать: «Этого недостаточно». В консорциуме все участники находятся на одном уровне и двигаются в одном направлении. Никто не превзойдёт другого, если все одинаково играют в одну и ту же игру. Коллаборации – хороший способ проверки концепций, но таким образом вы не приобретёте много конкурентных преимуществ. К тому же, банки очень не любят чем бы то ни было делиться, так что делиться они будут по минимуму.

Итак, банки должны оставить в своём портфолио место для новых и инновационных проектов, которые в перспективе дадут им конкурентные преимущества. Именно здесь вступают в игру творческий потенциал и настоящие инновации. Я вижу, что некоторые крупные компании стали вступать в переговоры со стартапами, пытаясь найти идеи, которые помогут им выбраться из накатанной колеи. [Примечание редактора: После публикации интервью несколько крупных банков вышли из консорциума R3 CEV, как сообщается, из опасений в малой полезности участия в нём с точки зрения получения конкурентных преимуществ.]

williammougayar_quote2

Вопрос третий: Как насчёт банков меньшего размера? Должны ли они сейчас тоже заниматься изучением блокчейн-технологии?

Могайяр: Им придётся немного подождать. У них нет больших бюджетов для инвестирования. Это пока не окупается. Крупные банки могут себе позволить инвестировать в блокчейн, но банкам поменьше и кредитным кооперативам нужны уже проверенные и надёжные технологии. Мы ещё не на той стадии, когда они смогут приобретать готовые к использованию «из коробки» блокчейн-решения для платежей между предприятиями, операций с ценными бумагами или других предлагаемых ими услуг. Но, я думаю, подобные продукты могут начать появляться уже через два года.

Есть и исключение: руководитель небольшого банка, который считает блокчейн по-настоящему важной технологией. Такой руководитель скажет: «Я поставлю на это небольшую часть моей компании». Этому банку нужно будет думать и действовать как стартап: принимать агрессивные решения и быть готовым взять на себя риски. Для этого нужно обладать нестандартным мышлением.

Вопрос четвёртый: Это подводит нас к вопросу о регулировании. Создаётся впечатление, что в большинстве стран мира отношение регуляторов к инновациям и развитию блокчейна достаточно дружелюбное. Однако я не чувствую того же со стороны регулирующих органов США.

Могайяр: С Соединёнными Штатами сложнее. Вы не можете впрямую сравнивать Соединённые Штаты с Сингапуром, например. В Сингапуре очень централизованное правительство, в этом механизме намного меньше подвижных частей. Так что, если правительство хочет что-то предпринять, оно может это сделать достаточно эффективно. Надо иметь в виду, что на финансовых рынках США поставлено на карту очень многое, плюс к тому, в Штатах много регулирующих органов. Принятие решений занимает больше времени.

Подождать и посмотреть, как будут развиваться события – неплохая тактика. Непринятие регуляторных мер – это хорошо. Это означает, что регуляторы позволяют блокчейн-технологии развиваться и созревать и наблюдают за тем, какую форму она будет принимать. Худшее, что можно сделать – это зарегулировать что-то слишком рано.

Моё послание к регуляторам заключается в том, что развитие технологий подразумевает создание инноваций, и что им тоже необходимо вводить изменения. Я полагаю, многие из них так и будут поступать.

Вопрос пятый: В конце октября контролёр денежного обращения США Томас Карри достаточно ясно дал понять, что он не поддерживает концепцию «песочниц», позволяющих инновациям развиваться в закрытой, защищённой среде. Каково ваше мнение по этому вопросу?

Могайяр: Я считаю, что «песочницы» можно использовать как способ проверки последствий применения новой технологии, не нанося ущерба остальной части системы. Если кто-то говорит, что он не считает «песочницы» полезными, то, на мой взгляд, это не слишком прогрессивное заявление. Это говорит о том, что он не хочет расширять границы за пределы известных ему горизонтов.

Когда блокчейн и криптовалюты будут полностью развёрнуты, они изменят ту центральную власть, что мы имеем сейчас. Я думаю, регуляторам стоит серьёзно заняться этим вопросом. Биткойн имеет рыночную капитализацию в размере 11 млрд долларов (прим. редактора: уже больше), что, в общем, сравнительно немного. Но, что важно, он развёрнут на 6 000 узлах компьютеров. Отключите один или 100 из них – и тысячи продолжат мирно гудеть. Ни одна организация им не управляет.

Центральной власти, которая привыкла контролировать всё, придётся научиться сосуществовать с такими новыми силами. Однако блокчейн способен принести пользу и регуляторам. Они могут быть одним из узлов в сети блокчейна. Это даст им такое же место, как и любому другому игроку: такую же информацию о транзакциях, в режиме реального времени. Это было бы огромной переменой по сравнению с существующей системой получения отчётов спустя долгое время после наступления событий.

Вопрос шестой: Смарт-контракты, или самовыполняющиеся деловые договорённости, построенные на блокчейне, похоже, набирают обороты. Как скоро, по вашему мнению, настоящие смарт-контракты на основе блокчейна станут использоваться во всём мире?

Могайяр: Я разочарован тем, что мы пока не увидели реализации некоторых очень простых примеров использования смарт-контрактов, касающихся потребителей. Значительная часть проделанной работы была слишком амбициозной, направленной на решение больших проблем крупных компаний при помощи смарт-контрактов, которые сами по себе достаточно сложны и являются частью более крупных приложений.

Я бы хотел увидеть, как кто-то запустит очень простой смарт-контракт. Как насчёт ставок? Если бы вы и я хотели сделать ставку на исход спортивного события или завтрашнюю погоду, мы могли бы это сделать через смарт-контракт. Смарт-контракт самостоятельно проверил бы необходимое условие и автоматически выплатил бы Биткойн либо вам, либо мне.

В конце концов, смарт-контракты – это просто логика, бизнес-логика, воплощённая в программном обеспечении, позволяющая денежным средствам перемещаться при наступлении либо ненаступлении определённых событий.

Вопрос седьмой: Вы одновременно и учитесь этой технологии, и инвестируете в неё. По каким критериям вы определяете проекты, у которых есть потенциал, отделяя их от тех, что вряд ли «взлетят»?

Могайяр: Существует широчайший спектр стартапов на любой вкус и цвет. Особенность нынешнего времени заключается в том, что стартапам необязательно обращаться к венчурному капиталу, чтобы привлечь средства. Вызывающий доверие стартап может привлекать средства самостоятельно путём распределения собственной валюты. Это уникальный и инновационный метод для криптовалютной среды.

Эфириум, конкурент Биткойна, начинал свой путь с 18 млн долларов ICO (первичного предложения монет), в отличие от IPO. Ещё до того, как вы узнали о ней, экосистема уже была создана.

Существует больше 300 стартапов, построенных на Эфириуме и более 100 крупных компаний, разрабатывающих на нём свои проекты и проверяющие работоспособность концепций. Его стоимость оценивается в более 1 млрд долларов, с ним работают тысячи разработчиков.

А есть ведь не только Эфириум. Существуют десятки других проектов, привязывающих свою бизнес-модель к токену, имеющему определённую ценность.

Да, это создаёт условия для спекуляций. И это нормально, если длится не слишком долго, потому что спекуляции создают финансовую поддержку для инноваций.

Деньги, генерируемые ростом цен, в конечном итоге, приносят пользу и предпринимателю, и инвесторам. Некоторые стартапы используют сверхдоходы от роста стоимости криптовалюты для финансирования собственной деятельности.

Единственное, что необходимо – это человеческий капитал. Я бы хотел видеть больше хорошо осведомлённых о блокчейн-технологиях разработчиков. Когда я писал «Блокчейн для бизнеса», я насчитал около 5 000 занимающихся блокчейнами разработчиков в мире. Сейчас их, должно быть, 7 000 или около того.

Сравните это с девятью миллионами разработчиков на Java. Я привожу в пример Java, потому что она доказала свою полезность для мировой сети. Java позволяет разработчикам написать приложение один раз, и оно будет работать в Интернете где угодно. Веб «взлетел».

williammougayar_quote3

Так что нам нужно больше блокчейн-разработчиков, и для этого нам нужны учебные курсы, посвящённые блокчейнам, криптовалютам, моделям консенсуса [которые помогают блокчейн-сообществам работать], теории игры – всему, что связано с компьютерными науками и разработкой программного обеспечения.

Если мы не будем этим этим заниматься… Я знаю, что Китай очень серьёзно изучает возможности блокчейна. Они проведут все те исследования, что проделали мы, и, возможно, сумеют найти результатам лучшее применение.

Задумайтесь: первые три языка, на которые была переведена моя книга – это Китайский, Японский и Корейский.

Примечание: Уильям Могайяр является консультантом Steem и держателем токенов таких криптовалют как Steem, Биткойн и Эфириум.

Источник: Banking Exchange



Рубрики:Мнение, Новичкам, Футурология, Ethereum, смарт-контракты, эфир

Метки: , , ,

2 replies

Trackbacks

  1. Интервью с основателем Ethereum — Виталиком Бутериным — EthereumClassic
  2. Насколько безопасны блокчейны? Когда как — EthereumClassic

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s