Сможет ли 22-летний программист изменить мир вне Биткойна с помощью Биткойна. Часть 2

blo10_c

В 2011 году одним февральским днем Дмитрий Бутерин показал своему сыну интригующую разработку, на которую он наткнулся в интернете: Биткойн. Сначала Виталик не проявил особого интереса. По сравнению с игрой World of Warcraft идея цифровых денег казалась скучной.

И он не разделял те же строго либеральные ценности отца. Однако после небольшого исследования криптовалют, Бутерин изменил свое мнение. Может быть, математика позвала его.

Числа увлекли Виталика Бутерина еще в раннем возрасте. Ребенком Бутерин проводил мало времени, общаясь с другими детьми. Он оставался дома с бабушкой и дедушкой, пока его отец и мать изучали компьютерные науки в университете в Москве в годы после распада Советского Союза. Бутерину подарили игру Лего, но вместо того, чтобы строить башни, животных или людей, он «играл» цифрами. Когда Дмитрий купил сыну первый компьютер в возрасте 4 лет, Виталик сразу же им увлекся. По словам Дмитрия, программа Excel была его любимой игрушкой.

В 1999 году отец развелся с мамой Виталика и переехал в Торонто. Бутерин последовал за ним через несколько месяцев. Время шло, Виталику многие вещи стали казаться проще. Он начал выбираться из своей скорлупы средней школы. Однако компьютеры по-прежнему оставались очень важной частью его жизни.

Лучший друг мальчика: Виталик Бутерин жил недалеко от Москвы. Мальчик был одержим цифрами и увлекся компьютерами с 4 лет. По словам его отца, Excel была его любимой игрушкой. Фото предоставлено Дмитрием Бутериным.

Как только Бутерин понял, какой потенциал заложен в Биткойне, он начал искать способы заработать на валюте сам. Сначала он писал посты на эту тему на сайте за мизерную сумму 5 биткойнов за пост (на тот момент — около 4 долларов за пост в блоге), но сайт закрылся. Тогда он начал писать две статьи в неделю по различным аспектам технологий и их возможном социальном влиянии, публикуя рекламные объявления на биткойн-форумах. Он предоставил свой биткойн-адрес и объявил, что он обнародует статью, если получит достаточно денежных пожертвований. А тем временем, Биткойн постепенно развивался.

Невероятно, но потом Бутерин начал издавать свой собственный журнал. В сентябре 2011 года румынский программист Михай Ализье, на тот момент ему было 23 года, предложил совместно с Бутериным, которому было 17, начать публиковать свои статьи. Они основали журнал Bitcoin Magazine, который печатался в бумажном варианте и издавался в Интернете. В последующие годы общее количество читателей достигло 1,5 миллиона человек. Бутерин писал большую часть статей. Журнал издается до сих пор, но владельцы у него уже другие.

Бутерин выбрал идеальное время. Интерес к Биткойну стал резко возрастать. Чтобы не упустить представившуюся возможность, Виталик бросил обучение на первом курсе университета Ватерлоо. (Позже он получил стипендию от системы PayPal, одним из основателей которой является Питер Тиль). Стоимость биткойна подскочила вместе с массированной рекламой валюты: от 1 доллара в 2011 году до почти 1 000 долларов в 2013. Предприниматели и венчурные капиталисты начали воспринимать это как возможность укрепить финансовый сектор. Банки тоже стали тайно исследовать эту технологию.

На средства, заработанные на росте курса Биткойна, Бутерин отправился в путешествие по всему миру. Он стал вести странствующий образ жизни, занимаясь разными проектами. Некоторое время Виталик жил с группой криптоанархистов в заброшенной квартире в Барселоне. «Я на самом деле стал более скептически относится к левому анархизму, проведя там два месяца», — говорит Бутерин. Каждый в коммуне был ответственен за коллективное приготовление ужина и обеда. Однако со временем, по его словам, люди ленятся и начинают отлынивать от возложенных на них обязанностей. «Это заставило меня понять, что если у вас нет экономических стимулов или правил, заставляя людей делать основную рутинную работу, то они будут всячески ее избегать», — говорит он.

Бутерин также начал осознавать ограниченнось Биткойна. Так как больше людей стало пользоваться валютой, проблема стала более очевидна: сети не хватало масштабируемости. Она могла обрабатывать только семь транзакций в секунду — далеко от того, что потребовалось бы, если система стала бы общедоступной. Для сравнения, Visa обрабатывает тысячи транзакций в секунду.

Целеустремленным разработчикам также пришлось столкнуться с печальной реальностью: довольно сложно создать приложение на базе Биткойна. Основная задача системы — быть безопасным средством передачи стоимости, а не системой для создания программного обеспечения. Накамото сознательно ограничил Биткойн, чтобы сделать его менее уязвимым. И основная группа разработчиков, казалось, не была заинтересована во внедрении быстрых способов решения этих базовых проблем.

У Бутерина начала формироваться идея. Что, если создать более универсальную платформу, на основе которой можно построить любой производный финансовый инструмент? Он предложил проект группе программистов, с которой он работал, но они отмахнулись от него. «Помню, я тогда подумал: «К черту их. Я сделаю это сам», — говорит Бутерин.

Так он разослал свои идеи электронным письмом узкому кругу доверенных лиц, а в начале 2014 года с группой последователей приступил к созданию Эфириума.


С уличной стороны офис ConsenSys больше похож на место проведения репетиций, чем на высокотехнологичную стартап-студию. Дверь, разместившаяся между рынком натуральных продуктов питания и суши-рестораном в модном районе Бушвик города Бруклин, покрыта слоем плакатов с изображением непонятных панк и инди-рок-групп. На верхнем этаже в открытом офисном пространстве расположились разработчики Эфириума.

LONDON, ENGLAND - JUNE 08: The installation '$, 2001' by Tim Noble and Sue Webster's which is going on show at Sotheby's with and estimated value of ?100,00-150,00, on June 8, 2015 in London, England. The work forms part of an exhibition of 21 pieces inspired by the US Dollar which are estimated to have a total value of ?50 million and will go under offer by the auction house on 1st and 2nd July 2015. (Photo by Mary Turner/Getty Images)

Иосиф Любин, основатель ConsenSys, бруклинской компании, которая работает над созданием приложений для работы в системе Эфириум. Фото: Коул Уилсон,«Нью-Йорк Таймс»

Инкубатор — изобретение Джозефа Любина, специалиста по программному обеспечению и бывшего менеджера хедж-фонда. Любин играл решающую роль в воплощении идеи Эфириума в жизнь. Он частично предоставил первоначальное финансирование для фонда. Любин создал ConsenSys в начале этого года в качестве коммерческой организации, работающей в таком же ключе, как и компания Betaworks и фонд IdeaLab, за исключением того, что она полностью ориентирована на Эфириум.

По словам Любина, он обнаружил криптовалюты в связи с «жизненными обстоятельствам» после экономического кризиса 2008 года. «Я был очень расстроен из-за состояния мировой экономики», — говорит Любин, который изучал информатику и электротехнику в Принстоне. — «Когда я прочитал работу о Биткойне, казалось, что у нас появился способ для создания альтернативной системы».

В настоящий момент Любин занят вербовкой начинающих банкиров, чтобы помочь себе и Бутерину перестроить структуру отраслей, начиная от финансов и энергетики и заканчивая здравоохранением. «Наша цель заключается не в создании иерархической командно-административной структуры, а в помощи по созданию стартапов, которые будут функционировать самостоятельно», — говорит он.          

ConsenSys — одна из многих компаний, работающих над проектами на базе Эфириума. Организация Любина создала пробные версии программ для автоматического отчисления за использование музыки, постоянной идентификации записей и продажи солнечной энергии через систему блокчейн. В других областях стартап под названием Augur создает рынки предсказаний на базе эфира, а Банк Santander сотрудничает с компанией, называемой Ether.camp, используя новый оцифрованный вид денежных средств.

blo-10-03-16-startups-update

Шесть стартапов, на базе которых строится технологическое будущее. Количество криптовалют и блокчейн-компаний стремительно растет. Настолько быстро, что многие инвесторы сравнивают их рост с лучшими днями начала первого коммерческого Интернета. Вот шесть наиболее важных из них. Фото: Хирн: Даниил Ауф дер Мауэр; Мастерс: Маккензи Стро; Людвин: ООО «Форбс» Медиа/Корбис; Армстронг: Дэвид Пол Моррис/Блумберг

Сила Эфириума заключается в его способности к автоматизации сложных процессов, запрограммированных в так называемых умных контрактах. Функция контрактов аналогична функции компьютерных программ, которые формируют бизнес-логику: правила денежных переводов, равноправное участие в переводах и иных видах связывающих обязательств, основанных на заранее определенных условиях. Эфириум также имеет встроенный язык программирования, называемый Solidity, который позволяет каждому легко создавать приложения на его базе.

Союзники Бутерина отмечают, что эти особенности дают Эфириуму преимущество перед Биткойном. «Сама по себе валюта не предоставит вам возможность для создания новых социальных структур», — говорит Винай Гупта, менеджер проекта Эфириума, наиболее известный своим изобретением гексаюрт, временных укрытий, которые усеивают местность на фестивале «Burning Man» каждый год. «Как только вы добавили умные контракты, у вас появляется возможность организовать мир по-новому, и тогда все становится намного интереснее».

Сторонники Биткойна утверждают, что фатальный компромисс Эфириума заключается в том, что он небезопасен, и они ссылаются на первое тому доказательство — взлом ДАО. Даже в биткойн-сообществе, тем не менее, существует некоторая зависть к гибкости изобретения Бутерина. «Эфиру уделяют много внимания, потому что нам не дают расти достаточно быстро», — говорит Роджер Вер по прозвищу «Биткойн-Иисус», один из первых и самых ярых пропагандистов криптовалют. — «То же самое произошло с социальными сетями Friendster и MySpace. У них был печальный опыт взаимодействия с пользователями, они были не способны модернизировать серверы и программное обеспечение достаточно быстро, и в итоге ресурс перестал пользоваться популярностью».

«Мне неприятно об этом говорить», — добавляет Вер.


Взлом ДАО был, вероятно, крупнейшей неудачей для Эфириума. Но по словам Бутерина, он не слишком много времени уделял разработке проекта в то время, так как был в Китае и и все силы сосредоточил на попытке исправить ситуацию. «Я лично, вообще, сильно не волнуюсь, если возникает какая-то проблема, я активно ищу ее решение», — говорит он.

Однако негативные последствия от киберворовства все еще проявляются. И решение, которое в конечном счете Бутерин принял, вызвало раскол в Эфириум-сообществе.

После долгих споров Бутерин и его команда предложили решить проблему с хищением денежных средств ДАО путем проведения так называемого хард-форка Эфириума. В сущности, они хотели переписать история транзакций и вернуть контроль над украденными токенами ДАО. Хакер не смог бы обменять украденные им средства, а инвесторы ДАО могли бы вернуть свои деньги обратно в эфир. В результате голосования, по которому решалось проводить хард-форк или нет, большинство проголосовало за (примечание редакции: хотя само голосование было проведено в спешке и в нем участвовало далеко не подавляющее большинство держателей токенов эфира).

Меньшинство, выступавшее против такого решения решило отделиться от сети Эфириум из принципа и сформировать свою собственную, новую версию блокчейна, назвав ее «Ethereum Classic». Внедряя решение проблемы проведением хард-форка, утверждали пуристы, Бутерин и другие управляющие Эфириума нарушили фундаментальный принцип блокчейна: неприкосновенности и безотзывности транзакций в публичной базе данных.

По их мнению, хакер правомерно достиг своей цели, найдя юридическую лазейку в содержащем уязвимость программном обеспечении ДАО. Таким образом, средства хакера в блокчейне Эфириума Классик остались у него под контролем.

Все это, мягко говоря, сбивает с толку. А вражда может отпугнуть потенциальных партнеров на решающем этапе развития Эфириума.

«Я думаю, что сам факт существования Эфириума и Эфириума Классик и того, что участники обоих продолжают майнить, очень печален», — говорит Дэвид Трит, директор блокчейн подразделения по глобальному развитию рынков капитала Accenture, чья команда продолжает использовать базовый код Эфириума в работе с такими клиентами, как крупные банки. Трит все же не считает важным придерживаться принципа неизменности блокчейна. С его точки зрения, когда-нибудь клиентам потребуется устранить возможные ошибки в базах данных блокчейна. «Если и когда что-то пойдет не так, у кого есть право и возможность внести необходимые изменения? Как это изменение смогут осуществить?» — спрашивает он. Трит утверждает, что такого рода вопросы должны быть решены заблаговременно.

Бутерин, подобно отладчикам ПО, работает над решениями, которые как он считает, позволят избежать крупных взломов в будущем. Он называет атаку на ДАО «обрядом посвящения» для Эфириума. Так произошла вторая крупная атака на сеть в конце сентября, накануне конференции Эфириума в Шанхае.

Учитывая наличие уязвимостей, справедливо задаться вопросом: будут ли блокчейн Эфириума и другие блокчейн-сети когда-либо достаточно надежными, чтобы заменить нашу действующую финансовую систему? Бутерин считает, что это займет несколько лет, но он терпелив. «Предполагается, что основным преимуществом блокчейн-технологии будет являться большая безопасность, но людям, как правило, трудно доверять новым технологиям, и этого парадокса не избежать», — написал он в электронном письме из Китая. — «Надо просто через это пройти».

Источник: fortune Автор: Роберт Хэкетт



Рубрики:DAO, Виталик Бутерин, Новичкам, Сообщество, Футурология, ETH, Ethereum, спорный форк, эфир

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s