Да здравствуют доказательство работы (PoW) и майнинг

comparing-proof-algorithms-proof-of-work-vs-proof-of-stakeСатоши понимал две важные вещи: 1. доказательство работы обеспечивает распределенный консенсус, и 2. майнинг обеспечивает экономически жизнеспособную сеть.

Подённая оплата за подённое доказательство работы

Из курса Базовой Экономики: маржинальные затраты = маржинальный доход. Если подтверждение блока транзакций создает дополнительные биткойны на сумму X в виде вознаграждения для майнера, значит ровно X долларов будет потрачено на майнинг.

Говорят, что на доказательство работы “растрачиваются” миллиарды долларов в год, или на это “транжирится” энергия.

Сам термин “растрачивание” подразумевают существование более благоразумной альтернативы. Оппоненты Сатоши постоянно пытаются предложить “более дешевый” способ подтверждения транзакций, несмотря на то, что эта цель бессмысленна сама по себе.

На аукцион: 100 долл. США

Что бы это ни было, но если что-то создает ценность на сумму 100 долл., а затраты – менее 100 долл., каждый тут же кинется этим заниматься, со всей возможной скоростью. Применительно к блокчейну, если подтверждение каждого нового блока транзакций создает дополнительно биткойны на сумму X долларов, значит на майнинг (подтверждение) этого блока транзакций будут потрачены X долларов.

Это действительно так просто и было бы очевидно для каждого, кто изучил понятия экономической ренты и издержек неиспользованных возможностей (например, как работает Закон ренты).

Почему это недостаточно известно в Биткойн-сообществе? По всей видимости, скептицизм в отношении «официальной экономики» привел сторонников Биткойна к своего рода созданному групповым мышлением преднамеренному отрицанию экономической науки в целом.

Вот и зря, потому что, зайдя только лишь на определенные разделы Википедии, некоторые “изобретатели Биткойна 2.0” могли бы сэкономить себе очень много времени.

Работая над чем?

Как эти люди могут потратить свои X долларов, чтобы подтвердить блок транзакций? Возможно, они будут генерировать много адресов или использовать вычислительную мощность, чтобы исследовать много альтернативных историй блока (применяя ‘доказательство доли’ — распространенную альтернативу ‘доказательству работы’; оба из них используют мощность центрального процессора для повышения вероятности генерации монет).

Правильный ответ: да какая вообще разница?! Что бы ни делалось, все равно это будет потреблять (“транжирить”) экономическую активность на сумму Х долларов. Мы просто трансформировали алгоритм доказательства работы в что-то менее прямолинейное и кумулятивное.

Например, переключение спускового механизма выплаты в социальное или политическое измерение (как в делегированном доказательстве доли, PoS) просто переместило бы расходы, связанные с работой, соответственно в сферы взяточничества и пропаганды, что уже обсуждалось на форуме Bitshares. Другие беспокоятся о когда-то полном, но теперь пустом ‘черном рынке’ частных ключей. Конечно, стабильное решение этих проблем по определению невозможно: по определению всегда есть стимул работать пока дополнительные затраты не сравняются с дополнительным доходом.

Доказательство работы кумулятивно и стабильно

Я сравниваю блокчейн Сатоши с просмотром сериала. Каждые 10 минут: выходит новый 5‑секундный эпизод, зрители включаются, убеждаются, что это по сути “то же самое шоу” (т.е., сюжет логически продолжается с того места, где он ранее закончился), и выносят свое суждение по его качеству. Сначала, лишь небольшое количеством продюсеров выпускали популярные сериалы, и зрители были рады получить хоть что-то вообще, даже эпизоды, снятые любителями. С течением времени, однако, профессиональные актеры/режиссеры/аниматоры стали все больше вовлекаться в процесс, который теперь предполагает довольно серьезное производственное оборудование, чтобы доставить уже пресытившейся аудитории один хороший эпизод.

Если Вы еще не поняли, в чем аналогия: эпизоды — это блоки, производители эпизодов — майнеры, качество эпизода – сложность рутинного «доказательства работы» ), сюжет – правило проверки достоверности блока, и аудитория/зрители — это пользователи Биткойна.

Легко видеть, как кто-то, просыпающийся после 6-месячной комы, будет в состоянии нагнать пропущенные им эпизоды (понять, что произошло с их любимыми персонажами пока они отсутствовали), не консультируясь при этом с третьими лицами: если же качество сериала снижается, они сверяются у своих друзей, действительно ли они все еще смотрят вот эту вот лабуду? Если бы злоумышленники попытались ввести в заблуждение кома-пациентов, сочиняя другой сериал, то он был бы заведомо низкого качества.

На самом деле, любой человек может «войти» в сериал, зная только название первого эпизода.

В случае применения ‘доказательства доли’, пользователи не определяли бы канонический сериал на основе его качества (на самом деле, каждый эпизод выглядел бы очень “дешевым”/низкокачественным), а вместо этого — на основе утверждений, сделанных в истории самими персонажами. В Эпизоде 43 Гомер Симпсон мог бы сказать: “В Эпизоде 53 я съем банан”. Пользователи запоминали бы все эти утверждения и продолжали бы смотреть тот сериал, в котором большинство утверждений были бы корректными.

2

Эти ‘утверждения в ходе истории’ должны были бы детерминированно активироваться определенными деталями в принимаемых персонажами ‘свободных действиях’ (такими как число миллисекунд между двумя последовательными строками).

Как вообще можно принимать эту идею всерьез? Злоумышленники могут вернуться к раннему эпизоду, или даже первому эпизоду, и без особых затрат  переписать сериал. Они могут делать это в той мере, насколько позволяет их вычислительная мощность. Вместо того, чтобы работать над ‘качеством’ нового эпизода, они работали бы над ‘количеством’ достаточно хороших перезаписей целого раздела сериала.

Мы теперь видим, что в случае с ‘доказательством доли’ в реальности выполняется ровно столько же “работы” сколько и в случае с ‘доказательством работы’. Только здесь большинство выполненной работы происходит «за кулисами», то есть не наблюдается нами непосредственно. Мы также видим, что в случае с ‘доказательством работы’, безопасность кумулятивна (злоумышленник считает разумным атаковать только наиболее свежие блоки), тогда как в случае с ‘доказательством доли’ злоумышленники могут без особых затрат предоставить сотни полных альтернативных реальностей.

Майнинг решает две проблемы

Деньги требуют сетевого эффекта. Даже с высококачественной едой, напитками и развлечениями, вечеринка без гостей будет полным провалом.

Некоторые конструкции отказываются от “введения новых монет с каждым новым блоком”; это позволяет им уклоняться от моих критических замечаний по поводу денежной базы. Тем не менее, сразу напрашивается вопрос: откуда приходят эти монеты, и к кому они переходят?

Сообщество разработчиков 2.0 –ленивые или неграмотные?

Чтобы исследовать цель майнинга, давайте перейдем к малоизвестному и на вид не относящемуся к делу фолианту, полностью скрытому от всех разработчиков блокчейн 2.0 в силу его размещения на веб-сайте bitcoin.org: Блокчейн, каким его создал Сатоши, Раздел 6 которого гласит:

“В соответствии с соглашением, первая операция в блоке является специальной операцией, которая создает новую монету, владельцем которой становится создатель блока. Это придает стимул для узлов сети поддерживать работу сети и предоставляет способ первоначального введения монет в обращение, так как нет никакой центральной администрации, которая могла бы выпустить их”.

Выше я акцентировал две цели майнинга. Вторая является гениальной идеей и многими недооценивается.

Первоначальное введение в обращение критически важно для сетевого эффекта

Для Биткойна, просто работать правильно — это недостаточно хорошо! Биткойн, как денежная сеть, должен убедить критическую массу пользователей перейти с их существующей денежной системы на Биткойн.

Пользователи только тогда перейдут, когда они поверят, что Биткойн чем-то важен и выгоден для них (т.е., когда сеть поможет им заработать или накопить деньги). Пользователи не захотят поддерживать очередной заброшенный проект криптовалюты.

Раздача монет

Объективно лучше, потому что я так считаю

Любое первоначальное введение монет в обращение может повторяться и корректироваться, поэтому любая “раздача” всех монет требует образования критической массы, чтобы согласиться, что выбранное введение в обращение оптимально.

Негативные факторы

Раздача монет с последующим медленным уничтожением (выводом из обращения) или перераспределением (как видно на форумах NXT / Ripple / Bitshares) непропорционально благоприятствует пользователям, собравшим все монеты! Это так, даже если начальные монеты в некотором роде проданы с аукциона, так как «бесплатный опцион» участия в аукционе присутствует только для тех людей, которые [а] знают, что аукцион проходит и [б] обладают соответствующими знаниями, необходимыми для понимания рисков/суммы вознаграждения за аукцион.

Надеюсь, это очевидно: невозможно знать обо всем в любое время (и достаточно дорого поддерживать высокую осведомленность) и невозможно пройти все обучения или иметь необходимые знания (и чрезвычайно дорого обходится приобретение дополнительных знаний). Людей не получится держать в заложниках: “Поверьте мне — вы захотите изучить X или проконсультироваться у X, чтобы вы могли произвести грамотную оценку этой инвестиционной возможности”. Конечно, задним числом мы видим, что “криптография” поддерживала такую веру в данном случае с Биткойном, но суждение задним числом по определению принимает все “хорошие инвестиционные возможности”. Инвестирование – это и признание упущенных возможностей, в противоположность суждению задним числом.

Во-вторых, немедленная раздача (“действуй сейчас или проиграешь навсегда!”) – разрушающий сделку фактор, потому что она помещает произвольную и неоправданную скидку на эмпирику (получение знаний посредством наблюдений и эксперимента), свойство терпеливого ожидания накопления сведений о системе. Таким образом, аукцион по раздаче монет также непропорционально вознаграждает [c] неоправданный оптимизм (легковерие).

Объективно лучше, потому что все так считают (и они доказывают это)

«Поблочное распространение» (PBD) остается справедливым во времени: у пользователей есть ‘бесплатный опцион’ купить, но также и ‘бесплатный опцион’ узнать больше об их опционе на покупку прежде, чем реализовать его. PBD действует как буквальный децентрализованный, не требующий разрешения обмен – любой человек может «купить» Bitcoin, потратив фидуциарные деньги на электроэнергию.

Обмен де-факто запускает рынок и рыночную цену, полученную косвенно из стоимости электричества. Это, в свою очередь, обеспечивает эффективность распределения ресурсов: что во все времена только те, кто больше всех заинтересован в биткойне, приобретут и будут владеть этими монетами. Эта возможность инвестировать позволяет целеустремленным и находчивым владеть биткойнами, судьбу которых они намереваются и будут формировать.

“Сообщество не может долгое время питаться самим собой; оно может процветать только с приходом других извне его, своих ранее неведомых единомышленников”, — Говард Турман

Зеленые растения и майнинг

3

Что нам могут рассказать растения о стабильности алгоритма?

Если мы могли бы сконструировать растения, они были бы фиолетовыми. Свет, достигающий нашей планеты, наиболее энергетически плотный в зеленой части спектра, поэтому неэкономично отражать весь этот зеленый свет. Вместо этого, мы должны делать наоборот — поглощать его.

Аддитивное смешивание цветов (цветовая модель RGB) и Субтрактивное смешивание цветов (цветовая модель RYB).

4

Это ошибка? Как растения могли так ошибиться?

Почему растения зеленые

Кислородный фотосинтез эволюционировал как технология “сделай лучшее из подручных материалов”, но производимый ими кислород просто уничтожил конкуренцию (и не дает ей подняться).

Давным-давно все крошечные потребляющие свет формы жизни были фиолетовыми. Будучи более эффективной в целом, “банда фиолетовых” жадно высасывала весь свет, который она могла поглотить, и росла, и размножалась так быстро как только могла.

Однако, тогда была возможность использования фиолетового света, отраженного от “банды фиолетовых”. Так случилось, что появилась “банда зеленых”, которые поступали совсем по-другому: они используют воду в качестве донора электронов (а не сероводород) и СО2 для связывания углерода. Это не было идеально, но у них не было выбора: конкурирование с “бандой фиолетовых” (заряженных солнечным светом супербактерией) за еду означало бы неминуемую голодную смерть.

В частности, этот процесс (“кислородный фотосинтез”) расщепил Н2O на водород и кислород. Довольно просто найти применение водороду, атом которого имеет всего один протон (а все построено из протонов), но кислород начал накапливаться в атмосфере, просачиваясь в самые дальние уголки планеты, где он окислил и сгубил все свободно плавающее топливо и уморил голодом банду фиолетовых почти до полного ее исчезновения.

Однако, доступность O2 (сжигателя топлива) по требованию, позволила организмам быстро запасать и высвобождать огромное количество энергии. Это подготовило почву для большой, многоклеточной жизни (нас).

С вымиранием банды фиолетовых, банда зеленых начала жестко конкурировать за общий объем поставок света. По мере вымирания фиолетовых, доступного света становилось все больше естественным путем, поэтому не было (на тот момент) никаких оснований для повторного перехода к совершенно новой биохимии. В самом деле, О2 был практически производителем света, очищающим океанические глади от фиолетового осадка.

С вымиранием конкурентов, борющихся с тобой за свет, зачем брать на себя труд по откату обратно — возвращению на прежние позиции? Конечно, вам бы также потребовалась и новая улавливающая фиолетовый свет биохимия, которая уже не смогла бы полагаться на теперь уже испорченную еду, используемую старой “бандой фиолетовых”.

Контекстное равновесие

Какое отношение имеет история о кислородном фотосинтезе к биткойн майнингу?

Вместо:

  1. Зеленая жизнь эволюционирует, чтобы потреблять {фиолетовый свет, CO2, воду}
  2. Кислород производится
  3. Кислород {портит другие продукты, делает возможными более крупные размеры тела}
  4. Сегодня мы видим Зеленую растительную жизнь, а не Фиолетовую растительную жизнь.

… мы имеем:

  1. Майнинг потребляет {Электричество, Капитал} чтобы произвести монеты
  2. Первоначальное введение в обращение производится
  3. Первоначальное введение в обращение {Создает Доминирующую Денежную Сеть, Уничтожает Конкурирующие Денежные Сети}
  4. Мы видим только Доминирующую Денежную Сеть

Люди купили монеты или оборудование для майнинга с определенным ожиданием. Поскольку все больше людей занимаются этим, конкурентным криптовалютам становится все труднее конкурировать с сетевым эффектом биткойна. По той же причине любой новой версии биткойна становится все труднее конкурировать с первоначальной версией биткойна. Даже много времени спустя, после того как первоначальное введение монет в обращение послужило своей начальной цели создания жизнеспособной сети, текущее введение монет в обращение будет вечно служить своей нынешней цели поддержания монетарных сетевых эффектов.

Заключение

На ближайшее будущее не существует реальной альтернативы ни доказательству работы, ни майнингу.

Источник: bitnovosti



Рубрики:Майнинг, Теория

Метки:

1 reply

Trackbacks

  1. Casper собирает эфир: смогут ли разработчики предложить жизнеспособную модель PoS для Эфириума? — EthereumClassic

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s